«Я пытаюсь защитить интересы своего ребенка»: Евгений Лазарев требует закрепить за сыном хотя бы часть алиментов, которые он переводит экс-супруге

26.11.2021 15:53

В Нижегородском районном суде продолжилось (после затяжного перерыва) рассмотрение гражданского дела по иску предпринимателя и депутата VI созыва Евгения Лазарева. Истец требует изменить нотариальное соглашение, согласно которому он должен выплачивать бывшей жене 616 тысяч рублей ежемесячно на содержание несовершеннолетнего сына. У него есть подозрения (и даже доказательства), что экс-супруга тратит эти средства далеко не по назначению. Лазарев предлагает 50% алиментов направлять на счет, который необходимо открыть на имя ребенка. По достижении 18-летия сын сможет воспользоваться этими деньгами. Представитель бывшей жены выступила против такого предложения. Дело, начавшееся еще зимой 2021 года, рассматривает судья Хохлова Н.Г. Истец дважды ходатайствовал о ее отводе: он подозревает судью в предвзятости и в умышленном затягивании процесса. Хохлова Н.Г. оба ходатайства отклонила, а процесс объявила закрытым. В связи с этим 24 ноября прессе пришлось покинуть зал суда.

Казалось бы, причем тут косметика

Между Евгением Лазаревым и его бывшей супругой было заключено два нотариальных соглашения, в которых устанавливались суммы и порядок выплаты алиментов. Один документ касался содержания сына (сумма ежемесячных выплат – 616 тысяч рублей, а сейчас, после индексации, это уже 772 тысячи), другой – дочери (сумма – 220 тысяч рублей).

Стоит обратить внимание на то, что суммы выплат на сына и на дочь не одинаковы – сделать так предложила сторона экс-супруги. Лазарев согласился и поначалу не придал этому значения, но потом понял, в чем подвох. Дочь старше, через два года после визита бывших супругов к нотариусу ей исполнилось 18 лет – после этого обязанность по выплатам прекратилась. Младшего же ребенка надо будет обеспечивать еще несколько лет.

Предприниматель и политик не уклоняется от своих обязательств. Но у него возникли серьезные подозрения в «нецелевом расходовании» этих средств.

В ходе заседания Евгений Лазарев обратил внимание суда на движение денежных средств по счету, на который поступали алименты. Анализируя, на какие покупки уходят деньги с этого счета, он пришел к выводу, что его подозрения фактически подтвердились и что немалые средства тратились далеко не только на ребенка. Со счета (анализ трат содержится в уточнении иска, которое предоставлено нам истцом – ниже приводятся его фрагменты) уходили деньги на салоны красоты, товары в магазинах косметики и парфюмерии, в бутиках женской одежды и обуви. Впрочем, большая часть средств (в общем сложности около 500 тысяч рублей в месяц) просто обналичивалась, на что она тратилась – остается лишь догадываться.

Такие действия экс-супруги, которая в результате раздела имущества уже получила не один десяток миллионов рублей и которая в состоянии себя обеспечить, предпринимателя не устраивают. Он убежден, что перечисляемые им денежные средства должны идти на содержание сына, а не на косметику с бутиками.

Суть иска

Стоит отметить, что в целях защиты интересов ребенка закон предусматривает возможность открытия специального счета, куда будут перечисляться до 50% сумм алиментов. Мать может пользоваться этим счетом лишь с разрешения органов опеки, а ребенок им воспользуется по достижении 18 лет. Остальные 50% будут поступать, как и прежде, на счет матери для содержания сына.

Исковое требование, с которым Евгений Лазарев обратился в Нижегородский районный суд, как раз и заключается в том, чтобы была применена данная мера.

— Согласно банковской выписке, 90 процентов денег уходит не пойми куда, — комментирует истец. — Не на ребенка, а не пойми куда. В этих условиях я пытаюсь защитить интересы своего ребенка, чтобы деньги доходили именно до него.

Напомним, это далеко не единственный финансовый семейный спор Лазарева. Ранее его экс-супруга (не без помощи адвоката Хейфец ЕВ.) была инициатором исков о разделе «совместно нажитого» имущества. Впоследствии дочь предпринимателя, вступив в совершеннолетие, воспользовалась услугами того же адвоката и потребовала от отца через суд дополнительно 25 млн рублей.

Свои обязательства по нотариальному соглашению об уплате алиментов на дочь предприниматель выполнял, выплачивая на ее содержание более 200 тысяч рублей в месяц.

Но дочь, вступив в совершеннолетие, посчитала, что папа должен был, кроме этой фиксированной суммы, платить еще и проценты от своего дохода (такие алименты предусмотрены законом в том случае, когда нет нотариального соглашения).

Нижегородский районный суд удовлетворил этот иск. Предприниматель считает это решение незаконным и пытается его обжаловать: заседание по рассмотрению апелляционной жалобы в Нижегородском областном суде назначено (после переноса, о котором мы рассказывали) на 1 декабря.

Неувязки с дистанцией

Что касается иска о перечислении 50% алиментов на счет сына, то первое заседание по нему состоялось еще в начале 2021 года. Такие дела, согласно законодательству, должны рассматриваться в течение двух месяцев, не более. Речь ведь идет о ежемесячных выплатах на содержание ребенка! Но в данном случае заседания постоянно откладывались.

Во второй половине ноября после длительного перерыва заседания по данному делу возобновились. 23 числа заседание в Нижегородском районном суде началось с неожиданного казуса. Адвокат Архуткин (представитель нотариуса Антюшиной, которая оформила упомянутое выше соглашение) занял трехместную скамейку, объясняя это необходимостью соблюдать социальную дистанцию. При этом прочие участники процесса (шесть человек) вынуждены были сидеть на стульях и на поставленных в ряд скамейках практически впритык друг к другу. То есть пресловутая дистанция соблюдалась, но только применительно к одному участнику процесса. Более того, один из представителей прессы был вынужден стоять, поскольку ему не хватило места, а господин Архуткин так и не подвинулся.

Несмотря на столь неоднозначную, так скажем, обстановку, судья Хохлова Н.Г. начала заседание.

Отметим, что эта судья Евгению Лазареву хорошо знакома по другим делам. В частности, ранее в рамках иного спора она приняла к производству встречный иск к предпринимателю от бывшей супруги на 60 млн рублей. На тот момент ответчик был прописан в другом регионе, где иск и должен был рассматриваться. Но благодаря действиям судьи процесс начнется в Нижнем Новгороде. Более того, судья, приняв иск к производству, вынесла протокольное определение, которое не подлежит обжалованию, тем самым фактически отказала истцу в реализации его права на обжалование судебных актов.

В конце концов, именно в кабинете Хохловой Н.Г. произошел почти что уже легендарный «захват Корионова«. Тогда Лазарев был возмущен определением, которое вынесла все та же судья по одному из его семейных дел, отменив собственное определение на основании поданной в вышестоящий суд жалобы.

Предприниматель посчитал этот шаг незаконным и даже преступным — и вызвал наряд полиции. Но стражей порядка он дождаться не успел, поскольку в кабинет вошел пристав Корионов, повалил политика на пол и отвел его, не ослабляя захват, в подвал здания суда.

Учитывая все эти инциденты, а также то, что процесс по иску, направленному на защиту интересов ребенка, затягивается, Лазарев попросил Следственный Комитет и Квалификационную коллегию судей оценить действия судьи Хоховой Н.Г. и принять меры.

Дальше – без прессы

Поэтому на заседании 23 ноября истец, упомянув об описанных выше обстоятельствах (а также о проблеме с социальной дистанцией и со «стоянием» представителя СМИ), ходатайствовал в первую очередь об отводе судьи.

— Я нахожусь с вами, ваша честь, в очевидном правовом конфликте, — обратился Евгений Лазарев к судье. — Я вам не доверяю – более того, подав заявление в Следственный Комитет, я прошу провести проверку на наличие признаков преступления в ваших действиях. Это очевиднейший правовой конфликт, заявляю ходатайство об отводе.

На заседании 24 ноября представитель истца данное требование повторил, но это ходатайство (как и ряд других со стороны Лазарева) было отклонено.

Зато судья согласилась с предложением господина Архуткина (оно было поддержано стороной ответчицы) сделать заседания по данному делу закрытыми.

Здесь стоит отметить, что представитель нотариуса является третьей стороной по данному делу. Помимо социальной дистанции, он в первую очередь должен соблюдать дистанцию несколько иного рода: быть независимым, «соблюдать нейтралитет». Между тем, на заседании 23 ноября он не поддержал ни одного ходатайства истца и поддержал всё, о чем попросила суд сторона ответчицы.

Лазарев, в свою очередь, настаивал на том, что процесс должен быть открытым. По его мнению, проблема содержания его сына и «нецелевого расходования» выделяемых по соглашению средств – важная социальная проблема, которая должна получить отклик в обществе.

Несмотря на это, 24 ноября судья объявила процесс закрытым. С этого момента пресса была удалена из зала. Наш корреспондент готов был ознакомиться на заседании с аргументацией стороны экс-супруги предпринимателя (почему она против открытия спецсчета на сына), но сделать ему это уже не удалось. Пока процесс был открытым для СМИ, звучали лишь аргументы истца.

Единственное, что нам удалось узнать по итогам заседания 24 ноября, — так это то, что оно не окончательное. Не исключено, что процесс затянется еще на несколько месяцев – и все это время средства, которые должны идти на содержание сына, экс-супруга Лазарева будет получать в полном объеме, расходуя их по своему усмотрению.

0

Автор публикации

не в сети 10 часов

govoritNN

1
Комментарии: 0Публикации: 4966Регистрация: 04-09-2020