Захват Корионова: продолжат ли приставы применять силу в нижегородских судах?

14.07.2021 16:36

«Подвиги» пристава Дмитрия Корионова на слуху у нижегородской общественности. Вот он валит на пол гражданина Генри Бернара за одну-единственную реплику «Замечательно», вот неизвестный гражданин корчится внизу за нарушение масочного режима, а вот болевой захват применен без предупреждения к депутату VI созыва Евгению Лазареву… Понятно, что это только верхняя часть айсберга. Наверняка в стенах Нижегородского районного суда были еще случаи применения силы, вызванные «не теми» фразами, жестами, «не той» формой одежды… Не так давно стало известно о том, что главный герой перечисленных сцен  ушел из жизни, совершив суицид. Но исчезла ли проблема? Где гарантия того, что остальные приставы – коллеги Корионова – не будут вот так же безнаказанно «крутить» посетителей?  

Первый известный общественности инцидент с участием пристава Корионова произошел 30 октября 2019 года. В момент оглашения решения по делу Ирины Славиной (редактора независимого издания признали тогда виновной в совершении правонарушения) гражданин Генри Бернар произнес ироничную реплику «Замечательно». Судья на эту фразу не обратил никакого внимания. Но она не понравилась приставу, который уже после окончания заседания потребовал пройти в особое помещение для составления протокола. Нарушителем себя Бернар не признал и в особую комнату с агрессивно настроенным силовиком идти отказался – за что был скручен и повален на пол.

Факт того, что все это происходило при многочисленных свидетелях и «под прицелом» мобильных камер, пристава не смутил. Впрочем, через минуту после «скрутки» Корионов вдруг сам присел и застонал, «изображая жертву»: якобы он получил толчок от поваленного им на пол гражданина.

«Пристав пояснил, что Генри Бернар толкнул его, после чего он сильно ударился об стену правым плечом и при этом одновременно ударился ногой, — комментирует ситуацию юрист «Комитета против пыток» Сергей Шунин (его цитирует издание «Коза.Пресс»). — Но при сопоставлении этой версии с видеозаписями картинность действий пристава становится еще более явной. Намеренного, сильного толчка, который мог бы вызвать соударение об стену, мы не видим. Пристав просто припадает на правую ногу и дальше идет, согнувшись, при этом зачем-то держится рукой за живот и сильно хромает. Прямо-таки одномоментное обширное поражение всех жизненно важных органов. В результате имеем наглядный материал для всех сотрудников, как не надо изображать из себя жертву преступления по ст. 318 УК РФ».

После этого состоялся суд над Генри Бернаром – по протоколу, составленному Корионовым. За оброненную фразу «нарушитель» получил штраф, а вот незаконность и неадекватность действий пристава ему доказать в ходе этого процесса не удалось.

Поскольку данный инцидент получил широкий резонанс в СМИ и в соцсетях, руководство партии «Яблоко» обратилось  Федеральную службу судебных приставов. Как сообщил ИА «Говорит Нижний» председатель нижегородского «Яблока» Олег Родин, в ФССП отказались признать незаконность поведения Корионова.

Второй щекочущий нервы эпизод произошел вскоре после введения в судах масочного режима. На видео, которое также «ушло в сеть» и стало вирусным, главный герой предыдущей серии валит на пол посетителя суда за то, что у того нет маски.

И, наконец, третий известный нам инцидент произошел 16 октября 2020 года. Депутат городской думы VI созыва Евгений Лазарев посчитал, что судья Хохлова Н.Г. вынесла заведомо неправосудное решение, и вызвал наряд полиции. Однако стражей порядка он так и не дождался. В кабинет судьи ворвался уже знакомый нам пристав и без предупреждения (это зафиксировано как на видео, так и в свидетельских показаниях) применил к Лазареву серию болевых приемов. Просто повалить человека на пол ему показалось недостаточным. Не ослабляя «скрутки», пристав повел Лазарева по коридору в то самое «особое помещение», хотя тот не оказывал никакого сопротивления. Там Корионов не дал политику воспользоваться телефоном, ссылаясь на «режимность объекта», и проигнорировал его просьбу вызвать «Скорую помощь».

«Все в городе знают, что Нижегородский районный суд – самый опасный! – написал Лазарев на своей странице в соцссети в день инцидента. – Все, наверное, видят, что там примерно один раз в два дня кому-то ломают руки, происходят безобразные сцены. В целях защиты конституционных прав граждан на судебную защиту, разумеется! Судебные приставы там, конечно, те еще ребята… Подобрали золотую роту… Регулярно кого-то кладут на пол мордой в пыльный пол. Позавчера, кажется, там за перчатки кого-то уронили у входа. А сегодня, видать, была моя очередь. Сегодня очень «удачно» сходил. Очень! Ткнули мордой в пол меня! А потом с заломанными руками отвели в «специальное» подвальное помещение, где запрещено снимать видео под страхом еще одного административного нарушения. Очень интересный опыт, ощущения любопытные. Бодрит…»

Здесь стоит отметить, что Федеральный закон «Об органах принудительного исполнения» (118-ФЗ, ст.15) запрещает судебным приставам применять силу без предупреждения. Более того, сила, согласно данному закону, может быть применена только в том случае, если другие методы оказались не эффективными. Опираясь на данные нормы, Евгений Лазарев обратился в тот же Нижегородский районный суд, потребовав признать действия Дмитрия Корионова незаконными.

В ходе этого процесса на стороне пристава выступили секретарь и помощник судьи Хохловой: они якобы слышали, как Корионов предлагал Лазареву покинуть кабинет судьи и предупреждал о применении силы.

Истец и его представитель (он был свидетелем инцидента) дали совсем другие показания: никакого предупреждения не было, болевой прием был применен сразу же после того, как пристав вошел в зал заседания. Есть, в конце концов, видео, на котором все зафиксировано…

Однако для судьи Кучеровой Ю.В. доводы защиты Корионова (ничем, по сути, не подтвержденные) оказались почему-то весомее, и Лазареву было отказано в удовлетворении иска, о чем мы ранее уже рассказывали.

Это решение Лазарев попытался оспорить в областном суде, однако в удовлетворении апелляционной жалобы ему было отказано. В настоящее время по данному делу готовится кассация в вышестоящую инстанцию.

Вместе с тем, недавно стало известно, что пристава Корионова уже нет в живых. 18 февраля 2021 года он совершил суицид, что зафиксировано в приложенном к делу рапорте. И хоть истинная причина этого трагического инцидента неизвестна, это повод еще раз задаться вопросами: а действия Корионова точно были адекватными? Точно законными? Точно вписывались в рамки социальных норм?

Может быть, судьям и начальству следовало все-таки прислушаться к сигналам со стороны общественности и присмотреться к его поведению – и тогда дело не дошло бы до такого ужасного финала?

Здесь не лишним будет привести воспоминание участника первого эпизода Генри Бернара (опубликовано на портале «Репортер-НН»), который наблюдал за Дмитрием Корионовым в ходе судебного процесса:

«Даже в суде он очень нервничал, было видно, что у него постоянно поднимается давление, он краснел, бледнел, начинал тяжело дышать. Он неадекватно реагировал на раздражители в принципе. Даже опрос суда на него производил очень серьезный эффект – провоцирующий. И вот эти проблемы с нервной системой, по моему мнению, должны были заинтересовать его начальство, как-то заставить их отреагировать – по крайней мере, предложить ему оставить эту работу, возможно, пройти какую-то реабилитацию».  

Казалось бы, какой смысл сейчас разбирать все эти эпизоды, раз «главного героя» уже нет в живых?

На самом деле смысл есть. Потому что представители судебно-исполнительной системы не признают (пока, во всяком случае), что описанные выше «подвиги» были  совершены с какими-то нарушениями. То есть поведение Корионова было, с их точки зрения, нормальным. А это значит, что остальные приставы будут ориентироваться на данное поведение как на норму, возможно – как на образец.

Неужели Нижегородский районный суд так и останется местом, где посетителя могут повалить «мордой в пол» и скрутить за случайную фразу, за жест? За то, что человек без маски, в конце концов? И все это так и будет оставаться без должного всестороннего разбирательства?

На днях в СМИ всплыла информация о том, что еще один судебный пристав (на этот раз в Москве) совершил суицид. Не много ли трагедий в системе за один год? Может быть, назрели какие-то перемены?

Анализировалась ли деятельность того же Корионова после сигналов со стороны общественности? Сделаны ли выводы? Проходят ли приставы проверку на психологическую адекватность?

Все эти вопросы мы задали в нашем редакционном запросе в адрес УФССП по Нижегородской области. Ждем ответа, с которым мы обязательно познакомим читателей.

0

Автор публикации

не в сети 3 часа

govoritNN

2
Комментарии: 0Публикации: 2659Регистрация: 04-09-2020