Елена Макарова,
жительница дома №23 по улице Невзоровых квартала "Красный просвещенец":

"Старожилы так и говорят, что нас ограбили"

19.10.2021 12:50

Жители квартала «Красный просвещенец» в центре Нижнего Новгорода возмущены сносом своих сараев под видом благоустройства. 7 и 11 октября под бульдозер пошли четыре постройки, одну удалось отстоять. Квартал находится в границах улиц Ашхабадской, Белинского, Тверской, Невзоровых. Состоит из бревенчатых двухэтажных домов, рассчитанных на несколько квартир. Местные опасаются, что сараи – только начало. Дальше на их участки может прийти программа по комплексной застройке территорий. А это значит – расселение, снос и возведение многоэтажек. О своей позиции рассказывают жители квартала Елена Макарова и Лев Чайкин.

ЕМ: Надо сказать сразу, что это часть исторического города, застроенного еще в 1926-1928 годах. У этого места очень интересный бэкграунд. Помимо того, что это первый нижегородский кооператив, он был построен по конкурсному проекту, ставшему победителем всероссийского этапа. Территория развивалась по своим законам взаимодействия жителей, взаимопомощи, совместного отдыха. Конечно, тогда собралась определенная публика. Не случайно квартал называется «Красный просвещенец». Здесь жили в основном педагоги. И как наши старожилы говорили: здесь выращивались достойные нижегородцы, которые потом городу принесли славу. Тот же врач Колокольцев (основоположник госпитальной хирургии), архитектор-реставратор Агафонов, возродивший Нижегородский кремль. По жизни квартала можно судить о жизни города в течение целых ста лет. Он находится в черте исторического Нижнего, поэтому надо думать о его туристической привлекательности, а не о застройке многоэтажками, как их называют человейниками.

— Сараи, которые снесли, были построены в тот же период?

ЛЧ: Да. Администрация нашла документы, что в конце 20-ых годов прошлого столетия это были дровянки. Но даже сейчас очевидно, что сараи не носят функционал дровянок.Типовые постройки в середине 20-го века приспособлены под хранение продуктов питания, были выкопаны и сделаны капитальные погреба.

— Вы ими пользуетесь?

ЕМ: Конечно. Есть, правда, уже совсем старые жители, которым трудно поддерживать сараи в хорошем состоянии. Но все равно люди пользуются.

Утраченный сарай с декоративными элементами

— Как вы узнали, что их будут сносить?

ЛЧ: В мае появились объявления, расклеенные на конкретных сараях, которые наметили к сносу. Было сказано, что хозпостройки являются самостроями, незаконно установленными, и подлежат сносу силами граждан. На что в мае же были поданы заявления в администрацию Советского района с вложенными документами из БТИ, архивными разбивками квартала о том, что эти сараи размещены на территории около 100 лет, и по определению не могут быть самостроями. Спустя 4 месяца, в сентябре, когда мы начали искать ответ и пришли в администрацию района, нам не смогли сразу дать разъяснения. А спустя 2 часа девушка из приемной перезвонила и сказала: можете приезжать за ответом. Мы поняли, что он был написан на коленке за полчаса задним числом. По сути, формальный ответ. А уже в октябре они пригнали к нам бульдозеры, представляя это как благоустройство. Представителя администрации не смутило, что сараи были закрыты на замки. Как в таком случае пожарные сделали заключение, что помещения не используются и являются пожароопасными?

Жители отстояли один сарай

ЕМ: Это были напряженные дни: техника воевала с женщинами, со старухами. Сюрреалистическая картина. Администрация упорно пытается нам доказать, что земля под сараями муниципальная, и мы на нее права не имеем. Несмотря ни на какие исторические документы. Провести в законном порядке судебное разбирательство она отказывается и ускоряет процесс сноса, хотя поданы иски в суд, написаны жалобы в прокуратуру, в законодательное собрание, в городскую думу, народ пишет депутатам, чтобы процесс поставить на паузу и начать решать конфликт.

— Земля под сараями действительно муниципальная?

ЕМ: Для нас это больной вопрос. В 2010 году было проведено очень интересное межевание территории квартала.Сюда не выходили специалисты.

ЛЧ: Под предлогом межевания по факту было проведено отторжение земель из собственности. Без фиксирования изъятия собственности, без компенсаций по рыночной стоимости, втихую. Люди, жившие со старыми документами, получившие документы из БТИ на землю в составе 2000 кв метров и более, к ним просто через 10 лет пришли и сказали, что теперь это не ваша земля. Администрация, естественно, соблюдая свои интересы, не подошла должным образом к оповещению собственников о том, что фактически будет проведено изъятие земли. Она признала свою стенгазету, которая нигде не продается, ее никто не читает, СМИ. И по принятому внутреннему постановлению провела публикацию оповещения о предстоящем межевании.

ЕМ: По сути, сейчас мы оспариваем ордер на снос сараев, который родом из этого проекта межевания.

ЛЧ: Представитель администрации Советского района Виктор Сыромолотов, приезжавший на снос хозпостроек, открытым текстом говорил, если жители хотят, то они могут обращаться в суд, а мы пока эти предметы спора снесем. Чьи интересы соблюдает этот представитель администрации? Нам оставили одну треть земли от того, что было. Администрация под себя подмяла две третьих земли.

ЕМ: Старожилы так и говорят, что нас ограбили. Дело в том, что когда чиновники проводили это межевание, вопрос коснулся расширения красных линий. В итоге, если посмотреть на публичные карты, видно, что красные линии идут по домам. У кого-то полдома отрезано, у кого-то – крыльцо. На что этот молодой человек Виктор Сыромолотов ответил: значит, в следующий раз приедем и уберем у вас крыльцо. Такой подход людей возмущает и шокирует. У горожан есть права, у города есть определенная история. Надо это учитывать, прежде чем принимать решение о застройке квартала.

— Как давно вы понимаете, что квартал «Красный просвещенец» под угрозой?

ЕМ: История давняя. Квартал всегда был цветущим, благоустроенным местом. Это сейчас есть запущенные дома. Но только потому, что власти пугали жителей сносом и расселением. Некоторые побоялись вкладываться в дома и свои территории, но таких меньшинство. Бесцеремонная попытка застройщика зайти сюда была в двухтысячных. Люди объединились и противостояли. Мы проводили опрос. 83% жителей категорически не хотели переезжать. На какое-то время ситуация встала на паузу. Нынешний снос сараев – предвестник того, что судьба квартала снова под угрозой.

Фото из сюжета Первого канала от 21 сентября 2021 года

Добавим, что речь идет о программе комплексного развития территорий, которую в сентябре презентовал институт развития агломерации Нижегородской области. В качестве иллюстрации программы была представлена фотография возможной застройки квартала в границах улиц Белинского и Ашхабадской многоэтажками.

Возможное будущее квартала, фото: «Институт развития агломерации НО»

Кроме того, на сайте министерства градостроительной деятельности и развития агломераций региона можно найти проект планировки территории, утвержденный в 2020 году. А разработан проект еще раньше по заказу ЗАО НПСХ «Металлостройконструкция». На сайте компании говорится, что ее «основателем и бессменным руководителем является профессионал своего дела, безупречный деловой партнер и общественный деятель – Вадим Анатольевич Жук». Вадим Жук избирался депутатом законодательного собрания Нижегородской области  III, IV и V созывов. На выборах 2021 года он баллотироваться не стал.

Мы направили запросы в министерство и администрацию Нижнего Новгорода, чтобы прояснить, по какой причине снесли сараи, будут ли сносить дома жителей, остался ли застройщик тем же самым или произошла его смена, планируется ли дать разрешение на застройку квартала многоэтажными домами.

Улица Белинского

ЕМ: Во что Белинка превратится, вы только представьте. Пушкинский и Кулибинский парки станут придомовыми сквериками. А когда между двумя парками есть пешеходная зона в виде нашего квартала, это совсем другая история.

ЛЧ: Для чиновников развитие – это статистика и некий план о сданных метражах. На этом месте планируется застроить что-то около 80 тысяч квадратных метров. Вместо того чтобы обеспечить поликлиниками, школами и детскими садами жилые комплексы, возведенные на окраинах, они хотят на нашу старую инфраструктуру ввести новые метры жилья. И возникает вопрос: а те чиновники, которые согласовывают эти мастер-планы, они лояльны к городу, к горожанам, или к кому-то еще? Спальные районы — это неплохо, но им не место в центре города. В Москве на Лубянке, на Петровке не строят многоэтажки. Почему в Нижнем это можно делать?

Местные жители понимают, что это история не про район-хоспис, который хочет умереть спокойно, чтобы ему дали дожить. Местные хотят встройки современной инфраструктуры в место своего жительства. Они хотят видеть здесь, может, коммерческую недвижимость, которая могла бы окупить содержание квартала, но размещенную на землях, по факту принадлежащих собственникам домовладений. Чтобы квартал содержал сам себя и платил налоги, чтобы нам было что предложить городу и горожанам.

— Что вы хотите предложить горожанам?

ЕМ: Молодежь готова работать с грантами по благоустройству, на частичную музеефикацию квартала. Это может быть интересная зона с новым подходом к развитию исторической территории, где найдется место всем. Инициативная группа жителей над этим вопросом сейчас и думает. Нельзя все сводить к квадратным метрам. Под видом застройки будет разрушено историческое лицо города. Нижнему Новгороду 800 лет, а что он может предъявить, где его история? Только в кремле и набережных? В этом есть ограниченность в позиции. У нас в каждом доме есть потомки застройщиков квартала, здесь есть, о чем и о ком рассказывать.

Сейчас же жителям приходится держать оборону, жить в напряжении. А наши уважаемые чиновники, в обязанности которых входит управлять городом и соблюдать законные интересы граждан, относятся к нам как к лишним людям. Мы хотим диалога, чтобы наш вопрос решился в рамках правового поля.

Фото: ИА «Говорит Нижний», Елена Макарова, vk.com/redprosvet.

0

Автор публикации

не в сети 18 минут

govoritNN

1
Комментарии: 0Публикации: 2984Регистрация: 04-09-2020