Виктор Лысов,
политолог:

"Исход выборов решат не фальсификации, а мобилизация провластного электората"

13.09.2021 12:49

Менее недели остаётся до единого дня голосования: 19 сентября по всей стране пройдут выборы в Государственную Думу VIII созыва, в Нижегородской области – выборы в Законодательное собрание VII созыва и дополнительные выборы в ряде районов области. Досрочное голосование начнется за два дня, 17 сентября, причем проголосовать можно будет и дистанционно по Интернету. Свое мнение об избирательной кампании-2021 и предстоящем голосовании высказал политолог Виктор Лысов.

Активное ограничение пассивного права

– Виктор Иванович, в чем главная особенность нынешних выборов?

– Основная особенность – ограничение пассивного избирательного права. Не допущены целые группы людей – потенциальных кандидатов и депутатов. Под это подогнана юридическая база, заблаговременно приняты соответствующие законы.

Достаточно вспомнить такие громкие случаи как недопуск Павла Грудинина из КПРФ, отказ в регистрации Дмитрия Потапенко из Партии свободы и социальной справедливости. Виолетту Грудину в Мурманске под ковидным предлогом посадили на лечение, хотя у неё был отрицательный ПЦР-тест. И это как раз в то время, когда шла компания по выдвижению…

Вопиющий случай произошел с Натальей Резонтовой, которой отказали в регистрации по решению суда. При этом никто не доказал, что она причастна к деятельности экстремистской организации. Да и само обвинение Фонда по борьбе с коррупцией (Организация признана экстремистской в Российской Федерации – Прим.ред.) в экстремизме также связано с ограничением пассивного избирательного права. Примеры можно множить и множить.

Независимым наблюдателям тут не место

– Какие особенности ещё можете выделить?

– Еще одна особенность, которая может быть объяснена ковидными ограничениями, – это трёхдневное и дистанционное (электронное) голосование. Конечно, это уже не 12-ти дневное, которое было при голосовании за поправки в Конституцию или на выборах в Городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году. Здесь всего лишь три дня, но выборы в гордуму прошлого года показывают, что основной результат был достигнут во время досрочного голосования. «Досрочников» от 44 до 75 процентов от всех, принявших участие в голосовании – три четверти! Я полагаю, что этот опыт будет использован и в этот раз.

Существенно ограничено использование видеокамер с выходом в Интернет (веб-камер) на избирательных участках. Теперь перечень участков, где есть камеры, определён постановлением Облизбиркома. Доступ к ним будет весьма ограничен. Когда задумывалось это массовое распространение видеокамер на участках, предполагалось, что любой в состоянии зайти на такой-то сервер и посмотреть, что происходит. Потом это ограничили. Например, в Москве выделили несколько специальных мест, где будет эта информация доступна.

При этом надо понимать, что видеокамера – скорее угроза, чем инструмент по поиску и обнаружению фальсификаций. Вспоминается случай 2016 года, когда видеокамеры были повсеместно, и в общем доступе оказалась запись того, как  заместитель председателя участковой избирательной комиссии на Автозаводе вбрасывала большую пачку бюллетеней в избирательную урну. Никакого уголовного наказания она не понесла. Никаких серьезных последствий!

Поэтому видеокамеры будут, просто они будут не для всех и не везде. Те УИКи, где установят видеокамеры, конечно, будут более внимательны и осторожны в плане нарушений.

Существенно ограничены возможности наблюдателей. Организации «Голос» у нас в регионе стало невозможно работать. Громкое дело Михаила Иосилевича, конечно же, раздутое искусственно, как раз связано с подготовкой наблюдателей на выборах.

Вместо по-настоящему независимых наблюдателей, либо выдвинутых от партий, у нас теперь принята новая схема. Под эгидой Общественной палаты проходит формирование корпуса наблюдателей общественных организаций. Они якобы проходят какое-то обучение, семинары, их чему-то учат. Я не отрицаю, что это полезное дело, но говорить о том, что эти общественные наблюдатели независимы – грешить против истины!

Мы знаем, как формируется Общественная палата, мы знаем, что эти люди будут тихо играть свою роль сидя на участках и видимо, получая за это какое-то вознаграждение. И другая функция у них – создание возможности говорить: «А вот у нас всё заполнено, больше наблюдателей никаких нет», то есть создавать искусственную легитимность и прозрачность.

Это, конечно, абсурд, потому что настоящая работа наблюдателей должна обеспечивать конкуренцию от различных партий, которые по замыслу должны наблюдать друг за другом, чтобы никто никаких махинаций не совершал. А тут какие-то якобы представители общественности…

Без самовыдвиженцев и с «липовой» конкуренцией

— Вам не кажется, что избирателю специально создали иллюзию выбора?

– Действительно, еще одна особенность выборов – это так называемая липовая конкуренция. На выборах в Госдуму допущено 14 партий. Не то чтоб такого не было в истории, когда-то у нас было и 43 партии. Но говорить нужно не о количестве, а качестве, о соблюдении правил игры. Количество – это такой же липовый аргумент, как и «общественные» наблюдатели.

И потом, как оказались выдвинуты, то есть получили подписи так называемые «малые» (не парламентские) партии? Кто-нибудь видел, как собирают подписи, например, «Партия Пенсионеров»? Думаю, «малым» партиям даже «помогли» собрать подписи. И это, на мой взгляд, доказывает, что допущенные к выборам партии являются какими-то функциональными «отростками» партии власти.

– Какими именно? Для чего они?

– Такие партии играют определенную роль. Например, «Партия Пенсионеров» призвана устранить тот странный нонсенс, когда в стареющей стране Россия пенсионеры не представлены ни в какой партии. Поэтому «Партия пенсионеров» призвана «отбирать» голоса у коммунистов – КПРФ и «Справедливой России». «Коммунисты России» традиционно «откусывают» кусок у КПРФ за счет смешения названий.

«Новые люди» – это действительно новое изобретение. «Организаторы выборов» – назовём их так – создают иллюзию новых сил. В обществе действительно есть запрос на перемены, на новых людей в политике.

Кстати, и сама «Единая Россия» существенно обновилась, идет избавление от одиозных фигур, запятнавших репутацию партии. На треть-то она точно обновилась! Вообще нас ждет переформатирование властного портрета, но это отдельная тема…

Я давно занимаюсь анализом выборов. Есть такой коэффициент –индекс эффективного числа партий либо эффективного числа кандидатов. Его вывели в конце 1990-х годов два финна Маркку Лааксо и Рейн Таагепера. Если среди некоторого количества N партий или кандидатов кто-то забирает себе 100% голосов, то коэффициент равен единице, а если все N партий или кандидатов набирают равное количество голосов, то он равен N. Таким образом, чем ближе к единице, тем увереннее можно говорить об отсутствии конкуренции.

Я подсчитал: эффективное число партий на выборах в Госдуму и в Законодательное собрание по Нижегородской области уменьшается от выборов к выборам. Так, в 2016 году этот коэффициент был на уровне трех. Это значит, что есть одна доминирующая партия, одна, которая с ней соревнуется, и все остальные.

– И какой же этот коэффициент на этот раз?

– Я полагаю, что на этот раз на выборах в Законодательное собрание Нижегородской области коэффициент будет равен около 2,5. Для сравнения в 1995 году было 43 партии и коэффициент был равен 11. Хотя в парламент прошло всего четыре партии. В 1999 году было 24 партии, коэффициент был равен шести. Тогда была самая настоящая конкуренция!

Еще особенность выборов – практически полное отсутствие самовыдвиженцев. Если партии играют функциональную роль, то что можно ожидать от каких-то самовыдвиженцев? Собрать подписи без административного ресурса практически невозможно.

«Со всеми договорились«

– Какой по-Вашему мнению результат покажет партия власти?

– «Единая Россия» по партийному списку получит не более 10 мандатов в ЗСНО. КПРФ получит 7-8. Остальные 7-8 разделят между собой ЛДПР и «Справедливая Россия за правду». Причем СРЗП получит больше, чем ЛДПР. У «малых партий» нет никаких шансов.

Повторюсь, для достижения нужного результата особых фальсификаций не нужно: основной результат будет достигнут в первые два дня досрочного голосования, когда народ пойдет голосовать исключительно за партию власти. А все остальные будут добирать «по ходу». Оснований фальсифицировать выборы нет в силу самого устройства голосования.

Почти все 25 одномандатных округов достанутся «Единой России». Может быть, за исключением одного-двух округов. Например, Тарасов в седьмом округе может проиграть Кабешеву от КПРФ.

У меня такое ощущение, что со всеми договорились. И показали округа, в которых коммунисты и все остальные смогут рассчитывать на результат. Тарасов может пасть жертвой этой договоренности. Он может активничать во время своей избирательной кампании (что он сейчас и делает). Надо брать во внимание, сколько «досрочников» придет именно в седьмом округе. Если меньше, чем первое место по возрастанию, то считайте, что Тарасова «сдали».

Электоральный авторитаризм

– Зачем тогда эти выборы вообще нужны для власти, не проще ли их отменить и сразу договориться со всеми обо всём?

Одно из названий современного политического режима в России – это электоральный авторитаризм. Это значит, что авторитарная власть вынуждена искать свою легитимность на выборах. Поэтому для режима очень нужно, чтобы в глазах хотя бы какой-то части общества выборы были легитимными, т.е. пользовались доверием.

В этом смысле вот тот факт, который мы отметили в начале –сокращение пассивного избирательного права – как раз и направлен на эту легитимность. Отстранение «врагов». Отсюда это липовое понимание конкурентности. Смотрите сколько партий – всего спектра,  выбирай-не хочу! А голосовать-то собственно не за кого! Либо за партию власти, либо против неё, а дальше ты будешь выбирать между оттенками серого…

Не нужно ничего «рисовать». Речь идет о сознательном или полубессознательном выборе рационально действующего избирателя. Рационально мыслящий человек ищет нишу, где он может существовать если не комфортно, то, по крайней мере, удобно. Отсюда его мотив голосовать за действующую власть, а не за каких-то там «горлопанов».

Есть еще мотив – страхи такого избирателя. Страх быть выгнанным с работы, страх быть не понятым, не оценённым… У инакомыслия цена возрастает. Страх – основа поведения постсоветского человека уже на генетическом уровне.

Вот почему так беспокоит нынешнюю власть поведение молодых людей. У них страха нет, и власти это не понятно. Партий, представляющих интересы молодых людей, пока не видно, поэтому они не опасны для власти в текущей ситуации.

Вот когда молодежь пойдет активно голосовать – хоть за «Новых людей», хоть за кого-то другого – тогда наступят перемены!

– Как в этой ситуации будут обстоять дела с явкой?

Не в интересах власти повышать явку, в интересах как раз её «приморозить», дать возможность проголосовать административно зависимому, «рационально мыслящему» избирателю. Думаю, явка будет не более 35-40 процентов. Посмотрите на агитацию – на каждом фонарном столбе постер «Голосуем вместе». Это как раз к вопросу о создании видимости легитимных выборов. Но нет лозунгов, которые бы по-настоящему подвигали избирателя прийти голосовать. Агитационная кампания выглядит очень бледно, особенно если сравнивать с прошлыми избирательными кампаниями. Телевизионные дебаты скучны, «возбудить» никого не способны.

– А как же избирательная кампания Прилепина?

– Да, у нас в Нижегородской области у Захара Прилепина наиболее яркая агитационная кампания. Всё строится на его личности и его действиях. Он решает  свою задачу – ему нужно попасть в Госудму. Он второй в списке по выборам в Госдуму и первый в списке в наше Законодательное собрание. У меня такое ощущение, что из Захара Прилепина создаётся противовес Навальному. Именно Прилепин, видимо, по замыслу Сергея Кириенко, который его курирует еще с тех времен, когда Кириенко был приволжским полпредом – призван отвлечь внимание общества от Навального.

Если бы Навальный выдвинулся на выборы (фантастика), молодежь бы за него пошла голосовать. Навального Прилепин, конечно, не заменит для молодежи…

– Что может побудить людей голосовать активнее?

– В советское время люди ходили голосовать, чтобы исполнять гражданский долг. Сейчас про гражданский долг никто не думает. Сейчас единственное, чем можно заманить людей – желанием проголосовать за кого-то яркого, независимого, актуального! А у нас у административно-зависимого избирателя кроме мобилизации – никаких других мотивов нет.

Давно занимаясь изучением электоральной статистики, я пришел к выводу: с точки зрения подсчета голосов, особенно в пропорциональной системе, люди, делающие не действительными бюллетени, – это «Партия не действительных бюллетеней». Это тоже партия! Хоть она набирает и не более одного процента.

Раньше до 2005 года была графа «Против всех» и партия «Против всех» была действительно партией. Соответствующая строчка в одномандатных округах очень часто занимала второе место после победителя! Потом решили это прикрыть…  

Но партия «Против всех» почему-то не превратилась в «Партию не действительных бюллетеней». И это тоже понятно с точки зрения рационально мыслящего избирателя: «Что же я дескать должен идти, чтобы вычеркнуть всех? Я лучше вообще не пойду…»

– Что вы скажете тем, кто выражает свою позицию, осознанно игнорируя выборы из-за протестных настроений?

– Вас нельзя никак отличить от тех, кто делает это просто «по недомыслию», или ничем не интересуясь. Грубо говоря от тех, кто просто «не желает поднять задницу с дивана», и пойти на участок.  Гражданина отличает от не гражданина политическое участие, которое проявляется, в том числе, и в участии в голосовании.

Постановочная сценография выборов

– Ваша позиция относительно «Умного голосования»?

– Это вещь весьма относительная в зависимости от региона. В некоторых регионах действительно есть альтернативные сильные кандидаты, которые позволяют воспользоваться этой стратегией и составить реальную конкуренцию кандидатам от власти. А в некоторых регионах таких кандидатов просто нет.

Против умного голосования власть использует стратегию «постановочной сценографии выборов». Это распределение округов среди партии-монополиста и среди других партий. Выборы в Городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году характерный пример. «Умное голосование», например, предлагало голосовать за Татьяну Гриневич по 31 округу. Этот тот округ, который когда-то был за Бочкарёвым. Она там и победила. Но победила не потому, что её рекомендовало «Умное голосование», а потому, что всех других «вычистили»!  Например, Олега Родина из «Яблока» не зарегистрировали… И так было везде. Это результат договорённости с властью.

Сейчас, похоже, реализуется тот же самый сценарий. Одномандатные округа распределены. Таким образом, «Умное голосование», на мой взгляд, зачастую только легитимизует сценарную разработку.

– От «Яблока» в регионе не зарегистрировали кандидатов. В этом есть просчет или недоработка «яблочников»?

– Никакого просчета нет, власть сознательно «закручивает гайки». Наталья Резонтова, выдвигавшаяся от «Яблока» получила неплохой результат на выборах в гордуму 2020 года. Она чуть не выиграла у Аржановой. Там судьбу решило два участка, шансы на победу Резонтовой были очень высоки. Этот опыт властью учтён. Тем более у них теперь есть формальное основание для отказа в регистрации – обвинение в сотрудничестве с Навальным…

Почему происходит ограничение пассивного избирательного права, почему так много неправомерно не зарегистрированных, снятых, посаженных? Может, власть чего-то боится?… Да, именно страх питает их действия! Поэтому у критически мыслящей части общества в связи с этим появляются кике-то надежды (возможно, иллюзорные) на перемены.

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Иван Смирнов

0
Комментарии: 0Публикации: 5Регистрация: 23-07-2021