Олег Хабибрахманов,
юрист правозащитной организации "Комитет против пыток":

"Чтобы «кадыровцы» похитили человека в центре Нижнего Новгорода, такого я никак не ожидал"

21.01.2022 13:33

В Нижнем Новгороде похитили Зарему Мусаеву — жену судьи Верховного суда Чечни Сайди Янгулбаева и мать правозащитника Абубакара Янгулбаева. Женщина больна диабетом и нуждается в ежедневных инъекциях инсулина. Накануне вечером сотрудники чеченской полиции увезли ее  в неизвестном направлении без лекарств и документов. По официальной версии чеченских правоохранителей, она проходит свидетелем по уголовному делу о кредитном мошенничестве 2019 года. Однако в правозащитной организации «Комитет против пыток» подчеркивают, что семья не живет в Чечне с 2017 года и связывают ситуацию с давлением на чеченских оппозиционных блогеров через хищение их родственников. Подобные задержания происходили в декабре прошлого года. Подробности ИА «Говорит Нижний» рассказал юрист «Комитета против пыток» Олег Хабибрахманов, который присутствовал в квартире судьи во время задержания Заремы Мусаевой.

Семья Янгулбаева находится под нашим присмотром, потому что это люди, пострадавшие от пыток в Чечне. Было оказано большое давление на семью, и они вынуждены были еще в 2017 году покинуть Чеченскую республику. И вот в течение уже почти пяти лет они проживают в Нижнем Новгороде. Когда выяснилось, что к ним приехали чеченские сотрудники полиции, которые пытаются открыть их дверь, мы сразу направили туда адвоката и приехали сами.

— Как все-таки чеченским полицейским удалось войти в квартиру?

— Когда я приехал, на месте находились и чеченские сотрудники полиции, и нижегородские сотрудники полиции. В это время чеченские сотрудники полиции вели себя очень аккуратно и законопослушно. У нас были какие-то коммуникации с чеченскими силовиками, мы выясняли ситуацию. У них на руках была некая бумага – постановление о производстве привода свидетеля. Причем эта бумага была оформлена на 24 января. То есть Зарему и Сайди Янгулбаевых должны были доставить в Чечню в понедельник. Вчера у нас было 20-ое число. Что это за странный привод, который исполняется за четверо суток до назначенной даты – не очень понятно. На каком основании они будут держать Зарему? Она не подозреваемый, не обвиняемый, не подсудимый. У нее нет никакого подобного статуса, по которому можно осуществлять ее уголовное преследование. Она проходит как свидетель. Причем преступления, свидетелем которого она быть не могла физически, потому что это преступление, судя по документам, было совершено в 2019 году. А Зарема, начиная с 2017 года, на территории Чеченской республики не появлялась ни разу.

То есть мы расцениваем эту бумагу как некую филькину грамоту, документ, который «типа» дает право ее задержать. На самом деле он подложный. Мы будем это проверять, требовать проведения проверки, на каком основании такое постановление вообще было вынесено, каким образом оно исполнялось, потому что семью Янгулбаевых никто не вызывал, предложения явиться и дать показания не было. Попыток допросить их в Нижнем Новгороде не было. Что им мешало выдать отдельное поручение и допросить здесь? Такие попытки не предпринимались. То есть первый контакт с силовиками начался сразу с силового задержания.

Ну и привод так не исполняется. Он исполняется обычно следующим образом: вам звонят сутра в дверь, заходит сонный участковый, вытаскивает какие-то бумажки, говорит, мол, товарищ Иванов, давайте проедем, вам нужно дать показания. Вот так обычно производится привод свидетеля. А сюда приехали на черных тонированных машинах, я точное количество не знаю, но точно больше семи здоровых вооруженных мужиков в гражданском, с бородами, в масках. Из Чечни 2000 км сюда проехать, это что угодно, только не привод свидетеля.

После того, как нижегородские полицейские уехали, эти товарищи пошли на штурм. Они постучались, попросились поговорить, адвокат открыла, думая что-то выяснить, может, они хотят допросить человека прямо здесь, мы были не против процедуры в присутствии адвоката. Но началось силовое задержание. Нас, двоих сотрудников Комитета против пыток, затолкали в отдельную комнату, заблокировали дверь, чтобы мы не смогли выйти. И мы могли только слышать то, что там происходит и звонить 02 – это все, что нам оставалось. Было очень громко, много криков, мата, было применение физической силы.

Сайди Янгулбаев – федеральный судья – получил по лицу, у него телесные повреждения, будем это все фиксировать. Адвокат тоже получила по лицу, когда открывала дверь. Зарема, которую задерживали, то ли падала, то ли теряла сознание. Ее поволокли в домашней одежде, в тапочках, один из которых упал. Я его потом нашел в подъезде, то есть она даже без обуви была. Женщина больна диабетом с необходимостью пятикратной инъекции инсулина в сутки. Ее увезли без инсулина, без документов, увезли в неизвестном направлении, но предполагаем, конечно, что в Чечню.

И больше никто не вмешался. Наши сотрудники звонили 02. Сайди Янгулбаев звонил в ФСБ, те передали информацию в ГУВД. А те не посчитали нужным направить на место сотрудников полиции. И насколько я понимаю, они это действие оправдывают тем, что там же были нижегородские сотрудники полиции, они в ситуации разобрались, все было нормально. А то, что преступление совершено после того, как полицейские уехали, этого никто выяснять не стал. То есть 7 человек в течение 10-15 минут избивали целую семью, держали двух человек заблокированными в комнате, и ни один сотрудник полиции даже не подумал приехать.

Какой я делаю вывод: вся система правоохранения не способна защитить жителей Нижегородской области по какой-то там своей причине. Мы еще будем разбираться, кто такую заявку имел право отменить в принципе.

Я в Чечне долго работал, видел много ситуаций с задержаниями, когда люди пропадали навсегда, немного привык к тому, что в Чечне это является нормой. Но увидеть такое прямо в центре Нижнего Новгорода, когда у меня прямо из рук «кадыровцы» похищают человека, такого я еще не видел. И никак не ожидал, что такое в принципе может быть.

— Как вы рассчитываете помочь семье Янгулбаева и Зареме, в частности?

— Сейчас мы рассчитываем на резонанс, на вмешательство Европейского суда по правам человека. Мы также рассчитываем на применение правила №39, которое должно обязать государство предпринять все меры по освобождению и по защите Заремы. Надеемся на реакцию ООН, надеемся на реакцию спецдокладчиков по правам человека, потому что, честно говоря, надежды на эффективную работу правоохранительных органов в России нет.

Смотрите, ведь сотрудники полиции вчера все-таки приехали спустя три часа после нашей заявки. Прибыли два сотрудника ППС, которые просто взяли заявление о преступлении и уехали. У них были данные о машинах, на которых увезли Зарему. У них были данные о номерах этих машин. Вы думаете, кто-то передал эти данные на задержание? Думаете, каким-то образом стали работать по горячим следам? Нет, этого не произошло. Мы поехали ночью поднимать дежурного следователя – нас не приняли. Мы поехали в прокуратуру поднимать дежурного прокурора — дежурный прокурор вообще не ответил на звонок.

И желательно оставшимся членам семьи эвакуироваться за границу, потому что в Российской Федерации нет защиты даже для федерального судьи с неприкосновенностью.

— Как вы считаете, почему чеченские силовики приехали именно сейчас и именно в эту семью?

— Это очередной виток той ситуации, которая развивалась в конце декабря прошлого года в Чеченской республике. Там вычисляют родственников различных оппозиционных блогеров, которые смеют критиковать политику Рамзана Кадырова. Они считают, что один из сыновей Янгулбаевых каким-то образом причастен к модерированию такого достаточно скандального телеграм-канала «Адат». В прошлом году таким же образом задерживали родственников чеченского блогера Тумсо Абдурахманов, которые живут в Чечне и Астрахани. И вот это новый виток, борьба со свободой слова и с инакомыслием на территории Чечни. И, к сожалению, если у чеченских силовиков есть какие-то претензии к конкретному человеку, они задерживают не его, а его мать. Между прочим, они представились сотрудниками уголовного розыска МВД Чеченской республики. Один из них показал документы — майор полиции сотрудник ГУ МВД по Грозному Адам Мадигов. То есть это не какой-то райотдел, не какие-то рядовые оперативники. Это одно из элитных оперативных подразделений, которое приехало сюда ради того, чтобы задержать мать какого-то человека, к которому у кого-то есть какие-то неясные претензии.

Фото:  Сергей Шунин/facebook.com.

0

Автор публикации

не в сети 9 часов

govoritNN

1
Комментарии: 0Публикации: 4966Регистрация: 04-09-2020