Захват рынка за госсчет? Проверки дзержинского завода «Аква-реагент» могли устроить конкуренты

28.07.2022 21:44

Один из крупнейших в России производителей коагулянтов (веществ для очистки жидкостей, в том числе и воды) столкнулся с беспрецедентным в своей истории административным натиском. С 2019 года на ООО «Аква-реагент» обрушились проверки всех возможных контрольно-надзорных ведомств и правоохранительных органов. На заводе считают, что их предприятие «задавливают» намеренно. Кто же заказал «дочку» «Метахима», а вместе с ней и весь российский холдинг с собственными производственными мощностями, выдающими более чем 200 тысяч тонн коагулянта в год? Об этом в нашем расследовании с огромной географией захватывающих событий и удивительных по беспрецедентности явлений, имевших место в Дзержинске, Нижнем Новгороде, Москве, Тольятти, Хабаровске, Екатеринбурге и Калининграде.

Большая и дружная семья «Метахима»

Дзержинский завод «Аква-реагент» — местная достопримечательность. Предприятие построено с нуля в далеком 2002 году по новым технологиям на основе современного оборудования. Там производят то, что не выпускает ни одно предприятие города химиков — коагулянт сульфат алюминия, один из самых эффективных очистителей воды в мире. В первую очередь питьевой, отчего продукт имеет стратегическое для страны значение.

В сегодняшних экономических условиях, когда западные компании одна за другой покидают Россию, российский коагулянт приобретает дополнительную ценность. Жилищно-коммунальный комплекс вынужден все больше уповать на отечественных производителей. Значит, их нужно холить и лелеять, беречь, как зеницу ока. На практике «Аква-реагент», да и весь холдинг «Метахим», куда входит дзержинское предприятие, ведет усиленную борьбу за право на собственное существование.

Группа компаний с головным офисом в Москве представлена не только дзержинской площадкой с самым крупным производством сульфата алюминия в РФ. В объединение также входит ООО «Алхим» в Тольятти, которое ежегодно выдает 70 тысяч тонн коагулянта.
ООО «Даль-Оха» в Хабаровске обеспечивает системами очистки воды весь Приморский край, а «Урал-Коагулянт» в Первоуральске работает на Свердловскую область и Урал в целом. Еще одна метахимовская «дочка» — ООО «Ксант-Инвест» находится в Белоруссии.

Потребители химреагентов для очистки воды — предприятия сельского хозяйства, целлюлозно-бумажные комбинаты, предприятия обрабатывающей промышленности, в частности, мясокомбинаты, организации энергетического сектора, такие, как теплоэлектростанции, а также водоканалы. Так, дзержинский завод — поставщик коагулянта для более чем двух десятков водоканалов страны, включая самые крупные из них, такой как нижегородский и московский.

На заводе в Дзержинске приличный по меркам нашего города и современного предприятия коллектив — восемьдесят человек. Еще шестьдесят человек трудятся на «Метахим-логистик», который также расположен на дзержинской земле и обеспечивает доставку произведенных коагулянтов, а еще берет заказы на перевозку опасных грузов по стране, имея на то соответствующие компетенции и разрешения.

В целом «Метахим» — самостоятельная холдинговая структура, не интегрированная в госкорпорации, потому развивается поступательно, за счет собственных ресурсов и привлеченных под расширение и модернизацию производственных мощностей средств.
Такие компании еще не выродились в реальном секторе экономики и вызывают к себе уважение тем, что самодостаточны и не выстраиваются в очередь к властям за господдержкой. К слову, «Аква-реагент», даже с началом пандемии не сократил производство, не уволил ни одного человека, а сохранил и даже несколько прирастил собственный коллектив, обходясь без госдотаций. Было тяжело, особенно в первые недели коронакризисных ограничений, но дзержинцы выстояли и пошагали вперед.

Пошла охота

С 2019 года у «Аква-реагента» и «Метахима» в целом начались проблемы. На производства одна за другой обрушились проверки. Проверяющие из всевозможных инстанций как на работу стали наведываться на производства. Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Росприроднадзор, МЧС, инспекция по труду, прокуратура… Количество внеплановых проверок и проверяющих организаций исчислялось десятками.

Представители контрольно-надзорных и правоохранительных органов как с цепи сорвались, да давай разглядывать каждый уголок в цехах и вокруг них, перелистывать стопы папок в заводоуправлениях, запрашивать сотни документов на анализ. Проверки были настолько частыми и всеобъемлющими, что «Метахиму» в пору было не выпускать жизненно важные для страны продукты, а останавливать конвейер и распускать коллективы.

У руководителей заводов уже глаза не смотрели в сторону природ-, потреб- и прочих надзоров. Однако и проверяющие, как ни странно, были не рады тому, что им приходится лишний раз тормошить производственников. Госслужащие лишь выполняли уставные обязанности, отрабатывая через внеплановые выездные и документарные проверки поступающие обращения, которые, как оказалось, сыпались на них нескончаемым потоком. Ну, работа такая у органов — не важно, кто и что напишет, а они обязаны отработать каждое, пусть и однотипное, пусть и совершенно дурацкое, а порой и откровенно клеветническое, обращение гражданина и организации.

Стоит отметить, что в деятельности «Аква-реагента» проверки удивительным образом совпали с запуском нового цеха оксихлоридов в 2019 году. Это одна из разновидностей коагулянтов с улучшенными характеристиками, наиболее пригодными для использования в зимний период. До этого одним и основных поставщиков оксихлоридов в России было ОАО «Аурат» — прямой конкурент «Метахима», тоже холдинговая структура.

Так вот откуда ветер дует!

«Метахиму» особенно долго не пришлось гадать, с чьей стороны идет накат. Второй производитель коагулянтов в стране — ОАО «Аурат», тоже холдинговая компания со штаб-квартирой и основным производством в Москве. У этой группы компаний предприятия в Канаше Чувашской республики, Костромской области, а также десятки других более мелких производственных и торговых организаций.

По «Метахиму» бьют не в лобовую, а через посредников в лице экспертных компаний, общественников и, как ни прискорбно, представителей СМИ. В «атакующую команду» вошла главный редактор аж двух СМИ, объединенных в одну редакцию, — информационного агентства «Лидер» и «Аргументы и Факты — Дальинформ» («АиФ») Юлия Кремнева.

Из-под пера журналиста Кремневой вышло немало материалов, посвященных деятельности «Метахима», его дзержинской и тольяттинской «дочкам». Все эти заводы рисуются как фабрики смерти для своих городов, раковые опухоли на их здоровом теле. А уж «Аква-реагент» и «Алхим» в авторских материалах — чуть ли не самые зловещие для людей и всего живого, эдакие химические мины замедленного действия, хуже которых, наверное, только Чернобыльская АЭС.

Для чего в публикациях нагнеталась обстановка вокруг заводов «Метахима»? Скорее всего, для того, чтобы донести до читателей одну-единственную мысль, пронизанную через каждый абзац, — такие производства не имеют права на жизнь, их необходимо немедленно останавливать, а еще лучше совсем ликвидировать.

В то же самое время, есть у дальневосточного «АиФа» и положительные публикации о промышленниках, даже о производителях коагулянта. «Новые технологии. Что сегодня обеспечивает чистую воду в домах россиян?», — так называется материал, в котором рассказывается о деятельности ОАО «Аурат». Автор публикации, правда, не сама Юлия Кремнева, а корреспондент редакции, то есть ее подчиненный.

«Толк в очистке воды лучше всех знают на старейшем химическом предприятии России ОАО «Аурат». В этом году оно отмечает свой 130-летний юбилей. И все эти годы неизменным остается одно: высокое качество продукции предприятия, которой пользуются десятки водоканалов России, поставляя в дома жителей страны питьевую воду», — говорится в материале, датированном 23 сентября 2019 года. Как вы теперь знаете, именно этот год стал точкой отсчета в накате на «Метахим» с участием старейшего в стране СМИ.

Коллеги, как же так — одних взасос целуем «на правах рекламы», других с «гневом и пристрастием» беспощадно хлещем без каких бы то ни было пометок? Где же здесь объективность и взвешенный подход?

Закрыть, и точка!

Учитывая воинственный характер публикаций хабаровской коллеги с безапелляционными тезисами и жесткими требованиями, совершенно понятно, на какую целевую аудиторию они рассчитаны. Автор творил явно не для своих постоянных читателей, большая часть из которых люди советского времени, уже пожилые, вряд ли сильно интересующиеся спецификой промышленных производств, да еще и за пределами родного края.
Посылы шли, скорее, руководителям органов исполнительной власти, в первую очередь контрольно-надзорных, принимающим решения о приостановке деятельности хозяйствующих субъектов. А именно остановки заводов группы компаний «Метахим» отчаянно желала журналист, что следовало из контекста ее публикаций.

Закрыть, и точка! И не важно, что в статьях представлены преимущественно не состоявшиеся факты правонарушений, а обрисованы потенциальные угрозы для здоровья населения и окружающей среды от деятельности производителей сульфата алюминия.

Основным «фактическим поводом» для сгущения красок стало ЧП на заводе «Алхим» в Тольятти, которое выпустили в свет как катастрофу вселенского масштаба. А по сути, это авария на производстве, связанная с разгерметизацией наполненной емкости. От такого, увы, ни один завод не застрахован.

Однако и большего масштаба ЧП не дают повода к закрытию отдельно взятого производственного комплекса или ликвидации целой отрасли промышленности. К слову, даже после аварии на ЧАЭС в СССР не отказались от развития атомной энергетики. Атомщики современной России извлекли уроки из ошибок прошлого, благодаря чему отрасль сегодня стала локомотивом развития экономики.

А вот совсем свежий пример — разлив дизтоплива в Норильске, который превратился в экологическую катастрофу. ЧС федерального масштаба произошло 29 мая 2020 года при разгерметизации бака на ТЭЦ-3. Это была одна из крупнейших в истории утечек нефтепродуктов в арктической зоне, которая создала реальную угрозу для экосистемы Северного Ледовитого океана. И что вы думаете, предприятие-виновник или весь «Норникель» после этого закрыли? Нет, конечно. Государство впаяло металлургам огромный штраф на миллиарды рублей и заставило ликвидировать ущерб.

А ЧП на тольяттинских коагулянтах прошлым летом, также связанное с разгерметизацией емкости, оно ведь в миллионы раз меньшее по масштабам, чем в Норильске, без катастрофических последствий для окружающей среды и здоровья людей. Тем более что утечка и ее последствия были ликвидированы за считанные часы.

Так почему тогда завод в Тольятти обязательно нужно закрывать, как на том настаивает журналистка из Хабаровска?

«Незнайка» в столице химии

А если задуматься, неужели читателям в Хабаровском крае есть дело до того, что происходит в далеком городке на Оке? От Дзержинска до дальневосточного центра восемь тысяч километров, это десять дней в пути на автомобиле. Интересны, думаете, тамошней аудитории рассказы о потенциальных угрозах на промобъектах на территории дзержинского округа? А, главное, как это, в случае чего, может отразиться на жителях Дальнего Востока?

Население Хабаровска, где жизнь в последние годы бурлит благодаря политическим событиям вокруг бывшего губернатора Фургала, жаждет от местных журналистов другой важной информации — о судьбе и возможностях развития собственного региона. Потому СМИ, как правило, и пишут о том, что актуально по месту их деятельности.

Да, безусловно, Дзержинск, как и многие другие индустриальные города, в том числе и Хабаровск, таит в себе определенные риски для благополучия населения. Но завод коагулянтов — точно не эпицентр тревог о техногенных угрозах, его даже и на окраине не видно.

Куда более увлекательным для журналиста-искателя было бы погружение в деятельность предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые регулярно преподносят городу неприятности. Самая крупная из них — взрывы на «Кристалле» в июне 2019 года. Все федеральные СМИ рассказали об этом ЧП с разрушениями на десятки километров от эпицентра детонации. Дальний Восток наверняка был в курсе дзержинских событий.

А несколько раньше, в августе 2018 года, прогремели взрывы на заводе имени Свердлова, в цехе по производству аммонала. В результате ЧП погибли шесть работников оборонного предприятия и еще столько же получили ранения.

Есть в дзержинском промрайоне и более опасные, если говорить о потенциальных угрозах, комплексы. Завод Окиси этилена и гликолей, если не дай Бог там случится непоправимое, может разнести округу на «восемь хиросим».

А промсвалки Дзержинска, разве они не заслуживают внимания пытливого ума и острого пера? С горем пополам город было избавился от трех «реликвий» советского периода — «черной дыры», «белого моря» и самого крупного в Европе полигона ТБО «Игумново», но Росприроднадзор» настаивает, что они ликвидированы только на бумаге, продолжая загрязнять грунтовые воды, озера и болота.

А сколько еще таких свалок, менее известных, но по-прежнему источающих опасную химию, осталось на территории городского округа? Их просто не счесть.
Весь прошлый год СМИ рассказывали о нелегальных раскопках старой промышленной свалки завода «Корунд» на улице Науки. Курганы экскаваторами разрабатывали металлисты, не задумываясь о последствиях своей нелегальной деятельности. Меж тем, не нужно забывать, что на «Корунде» выпускали боевые отравляющие вещества, нервно-паралитические газы, красный фосфор, цианиды, зажигательные боеприпасы, пестициды, противотанковую самовоспламеняющуюся жидкость «КС»…

Свалок, сопоставимых с корундовской на территории Дзержинска, по подсчетам экспертов, не менее полутора сотен. Их бы описать, включить в специальный реестр и провести рекультивацию, потому что все они вредят природе и людям. Вот бы свалочную тему развернуть на страницах уважаемого издания. Если бы о реальных, а не надуманных экологических проблемах Дзержинска стали бы чаще говорить на федеральном уровне, это способствовало бы привлечению сюда новых бюджетных инвестиций на оздоровление окружающей среды, непосредственно на санацию старых свалок. Ликвидация трех известных объектов накопленного экологического ущерба в Дзержинске состоялась на средства федерального бюджета.

Расследование о вновь открытых «черных дырах» города химиков, о том, что с ними делать — закапывать или перерабатывать, какие технологии для этого использовать, могло оказаться куда более увлекательным для мастера больших и малых жанров, решившего отвлечься от проблем своего края, чтобы переключиться на таковые на другом конце страны. Но вместо актуальной со всех сторон «свалочной повестки» в «Аргументах» вдруг возник завод коагулянтов в Дзержинске с гиперболизированными проблемами вокруг его безопасности.

Сам себе хозяин

К слову, и не каждый дзержинец знает о существовании предприятия по выпуску реагентов для очистки воды. Может, это от того, что «Аква-реагент» за два десятилетия работы не давал поводов для негатива в свой адрес? В отличие, например, от тех же оборонщиков. Но инфоподы о том или ином субъекте, как видим, могут рождаться и извне, причем совершенно высосанные из пальца.

Лично мне с самого начала показался весьма подозрительным фактор экстерриториальности «журналистского расследования». Так довелось, что ваш покорный слуга однажды работал в «АиФе», нижегородском. Поэтому не понаслышке могу сказать, что «нижегородская редакция», как и все остальные филиалы холдинга, доносили до читателей события, факты, явления, происходящие в «домашнем» регионе. Никто даже и не помышлял над тем, чтобы тратить силы, средства и время журналиста и редакции на все тоже самое, происходящее в других регионах. Ни читатели не оценили бы, ни коллектив редакции не понял бы, если бы кто-то из журналистов стал бы разрабатывать тему на другом конце страны. Рядовые корреспонденты и не смогли бы себе такого позволить, потому что главред был бы против. Но Юлия Кремнева сама себе редактор. Да такой, которому, видимо, никто, даже свыше, не указ, потому и спрашивает, требует, пишет то, что ее душе угодно.

Пишите, Юля, пишите

Было трудно поверить в то, что за «долбежку» дзержинского предприятия взялась журналист из Хабаровска, думал поначалу, что это какое-то недоразумение. Но, нет коллега действительно «отработала» Дзержинск по полной программе. С особым энтузиазмом, что сквозит не только от опубликованных материалов, но и от других этапов ее работы, тех, что скрыты от широкой публики, но, разумеется, хорошо известны самому автору промышленной саги.

Главред Кремнева, безусловно, пользовалась таким инструментом, как запросы СМИ, направляла их в различные инстанции. Часть из них имеется в распоряжении «ДВ». Почитаешь оные, и подумаешь, что это писал не гуманитарий, а какой-нибудь аттестованный технический эксперт. Некоторые вопросы наводят на мысль, что их задавал не журналист-расследователь, а нанятый конкурентами частный детектив или промышленный шпион.

Непосредственно у «Метахима» главред запрашивала сведения из разряда коммерческой тайны. Какое предприятие выдаст на гора нюансы технологических процессов, особенно, если там уверены, что через прессу этим интересуется конкурент? Тоже самое относится и к финансовой информации. По части последнего Кременева, например, спрашивала о механизме распределения и последующего исполнения выигранных «Метахимом» контрактов внутри холдинга. «Может тебе еще дать ключи от квартиры, где деньги лежат?», могли бы сыронизировать метахимовцы в ответ на депешу. Однако там ответили на письмо объединенной редакции без всякой корысти, предоставив, в рамках дозволенного, запрошенную информацию.

Со своей стороны, представители массмедиа повели себя прямо противоположно, оставив без ответа запрос «Аква-реагента». У руководства федерального «АиФа» дзержинцы интересовались основаниями, по которым редактор дальневосточной редакции принялась за расследование деятельности промышленного предприятия в Дзержинске. Тайна того, что и кто толкнули на это Юлию Кремневу, так и остается неразгаданной.

И все не то, и все не так

От постановки вопросов в запросах госпожа Кремнева в дальнейшем перешла к просьбам и требованиям в обращениях и заявлениях. Это были десятки писем в надзорные органы.

Вот, например, в июле 2020 года хабаровчанка просит нижегородского транспортного прокурора проверить «Аква-реагент» по широкому кругу вопросов, связанных с транспортировкой, погрузкой и разгрузкой опасных грузов. Пытливый ум заявительницы сомневается по поводу того, соответствует ли инфраструктура завода требованиям Транснадзора, имеется ли у юрлица экспертиза промбезопасности, законна ли выданная ему лицензия Ростехнадзора на эксплуатацию опасных объектов вкупе с паспортом безопасности предприятия, и так далее.

В этом же письме транспортному прокурору журналистка описывает беспорядок на дзержинской площадке — и химикаты-то рассыпаются при погрузке, и склады-то забиты химией до отказа, и цистерны-то с серной кислотой все проржавели, а вокруг одни сплошные поросли и мусор, и охрана куда-то запропастилась.

Читаешь все это и думаешь, а как это с конца страны можно было разглядеть такие безобразия, из какого-такого бинокля? Или это в калейдоскопе, взятом у внучат, Юлии Владимировне померещились дзержинские страсти? Ан, нет с правого берега Амура редактор двух редакций самолично добралась-таки до левого берега Оки.

Осторожно, она рядом!

Да, да, вы не ослышались, госпожа Кремнева собственной персоной обозначилась в Дзержинске. И первым делом, конечно же, направилась в восточный промрайон, для продолжения «журналистского расследования» непосредственно, так сказать, на месте преступления.

Не ведая каким чудом, то ли обманув охрану, то ли найдя дырку в заборе, женщина проникла на территорию ненавистного ей завода, где застала врасплох директора «Аква-реагента» Ирину Калинину. Незнакомая напористая особа, по рассказу Калининой, тыкая в лицо камерой, громко требовала немедленно ответить на массу вопросов о деятельности предприятия с его сотворения до наших дней.

Разумеется, заводчане выдворили непрошеную гостью. Та не стерпела обиды и продолжила навязанное общение в судах. По каким основаниям? По тем, что с ней отказываются разговаривать.
Однако откуда у дзержинцев могло возникнуть желание диалога с персоной, которая бомбит завод жалобами и заявлениями, а, в общем и целом — выступает инструментом давления на «Метахим»? После очередного заявления Кремневой в правоохранительные органы убежденность в правоте последнего только усилилась.

В августе 2021 года главред двух редакций побеспокоила аж самого генерального прокурора РФ Игоря Краснова рассказами о необходимости защиты окружающей среды от антропогенного воздействия с заезженным примером ЧП в Тольятти. Главу ведомства она просила комплексно проверить все предприятия «Метахима» на предмет соблюдения природоохранного законодательства с отбором проб грунта, стоков, воздуха на заводах и вокруг них. После этого, будучи видимо, уверенной в том, что все вокруг отравлено, Кремнева потребовала от генпрокурора приостановить деятельности «Алхима» в Тольятти, а потом и всех остальных заводов «Метахима» в Хабаровске, Первоуральске и Дзержинске. Вот какая она, разрушительная сила четвертой власти из Дальнего Востока! Позакрывать все к чертовой матери, а там хоть потоп!

На «рулоновской» земле

Откуда такие ультимативы относительно дзержинской площадки в человеке, который, что называется не в теме? Если бы Кремнева была хоть малейшего представления о том, что такое Дзержинск, то вряд ли бы просила исследовать почву вокруг цехов, находящихся на территории бывшего завода «Оргстекло». Там, как и на «Корунде», какой только отравы почти столетие не производили. Одна синильная кислота чего только стоит. И «черная дыра», и полигон глубинного захоронения отходов производства симазина, и так называемая ворошиловская свалка — все это тяжелое наследие «Оргстекла», который еще раньше звался «Рулоном». Да тут каждый клочок земли, если поковыряться, пропитан сотнями различных соединений, не все из которых и наукой-то, наверное, хорошо изучены.

Советское «Оргстекло» распалось, а на его площадке сегодня работают сотни новых собственников и арендаторов. И, что же теперь, по воле приезжего «эксперта» все должны пойти под нож, остановиться и распустить коллективы? Ведь наверняка за забором каждого предприятия, и даже внутри площадки, если всем контролерам разом насесть, можно будет найти какие-то превышения и отклонения от нормы. А как же работники предприятий, куда они должны податься после остановки родного завода? Где, прикажете, им искать пропитание, особенно в такое трудное время, когда над реальным сектором экономики довлеют западные санкции, когда каждое предприятие живет одним днем, сложно представляя, с какими сложностями столкнется завтра?

Летела, ехала, плыла

К слову, один только перелет от Хабаровска до Нижнего Новгорода стоит 17-35 тысяч рублей. Поезд будет дешевле — 12-,15,5 тысяч рублей, но ведь и добираться-то пять с половиной дней. А по приезду на жилье, питание, передвижение придется потратиться. Позволить себе такую роскошь на собственные средства региональные редакции «АиФа» вряд ли могут, если только не отрабатывают какой-то жирный контракт, командируя редактора на Нижегородчину. Или это персональный прожект редактора, не имеющий отношения к редакционному заданию регионального подразделения и редакционной политики «АиФа» в целом? Именно это и пыталась выяснить директор «Аква-реагента» Ирина Калинина, направив отдельное письмо, Почтой Россией с уведомлением о вручении, в московский «АиФ». Но ответа, как мы уже сказали, от «главка аргументов» не поступило.

Не захотела почему-то головная контора отвечать за своих «соколов» на Дальнем Востоке. И это на самом деле интересный вопрос, почему так случилось? В чем дело-то, друзья, товарищи, коллеги?

Дальше, надеюсь, поймете, почему ваш покорный слуга настолько категоричен к коллеге, переступая через негласное табу на ссоры в журналистском цехе. Не принято, дорогие читатели, у нас ссориться между собой, а тем более выносить сор из избы. Но вы меня, уверен, не осудите за шаг через невидимую, но кем-то давно прочерченную линию СМИшной этики, если дочитаете этот огромный материал до конца.

Остановка, и только

Журналистка Кремнева хоть и важная, но далеко не последняя фигура в войне с «Метахимом». Требованиями о проверке дзержинского завода коагулянтов правоохранительные и контрольно-надзорные органы уже который месяц изнуряет некое ООО «Латросс».

Вот, 23 апреля 2021 года «Латросс» просит нижегородскую областную прокуратуру провести не больше, ни меньше, а целое расследование, связанное с деятельностью «Аква-реагента». Как можно понять из обращения, коммерсанты были недовольны тем, как прокуратура отреагировала на предыдущее их письмо от декабря 2020 года. Латроссовцы просили потщательнее разобраться с нарушениями в хозяйственной деятельности производства коагулянтов в Дзержинске. Завод, как виделось жалобщикам из Нижнего, не имеет права на существование. Производство коагулянтов якобы не соответствует техрегламентам, да еще и вышло за границы собственного земельного участка.

Из обращения в облпрокуратуру можно увидеть, куда ранее писал «Латросс», и сколько организаций было задействовано в отработке этих обращений и тех, что госорганы в дальнейшем пересылали друг другу. В частности, делами дзержинских коагулянтов с подачи латроссовцев пришлось заниматься прокуратуре Дзержинска, нижегородскому министерству экологии и природных ресурсов, Волжско-Окскому управлению Ростехнадзора, региональному управлению Росреестра, инспекции госстройнадзора Нижегородской области и даже управлению МВД России по Дзержинску.
Заявители печалились, что какие-то органы не находят нарушений на заводе в восточной промзоне, а какие-то и вовсе не отвечают на письма. Так, например, Ростехнадзор, к прискорбию претензиатов, не установил, что дзержинцы эксплуатируют опасные производственные объекты в отсутствии специальной на то лицензии. По версии латроссовских «экспертов», у завода вообще полный швах с разрешительной документацией и, если бы они, любезные, не обратили на это внимание, то надзорные органы вообще бы не посмотрели на восток города химиков, где притаилось царство мордера, которое снабжает «зловещей жижей» все водоканалы страны. Вариант того, что, если надзорные органы нарушений не выявили, то их и в природе не существует, «экспертов» категорически не устраивал.

В обращении в облпрокуратуру коммерсанты печалились отсутствию ответа от дзержинского УМВД, благодарили прокурорских за то, что они указали минэкологии на как-то не так отобранные пробы почвы на территории завода и, настоятельно, просили проверить промплощадку по линии МЧС в связи с нарушениями требований пожарной безопасности.

Под конец ноября 2021 года «Латросс» в очередной раз заявился в областную прокуратуру с еще более жесткими требованиями — остановки «Аква-реагента» «до выяснения и приведения в соответствие с необходимой документацией на право выпуска химического товара». В этом месте коммерсанты почему-то добавили фразу о том, что продукт связан с «очисткой питьевой воды, влияющей на здоровье человека». Намек, конечно, понятен — он о том, что возможные неурядицы в бумагах прямо отражаются на качестве товара из Дзержинска.

Знаете, если бы дзержинцы поставляли на рынок какие-то второсортные вещи, то их просто не покупали бы. Тем более, водоканалы, которые сами, как стратегические предприятия коммунального комплекса, находятся под пристальным вниманием экологических и санитарных служб. Вряд ли бы они стали брать какую-то некондицию у какой-то шарашкиной конторы, что работает из под полы без лицензий, аттестатов, допусков, и прочих разрешительных документов. Ради чего менеджерам предприятий ВКХ, которые персонально отвечают за здоровье потребителей, рисковать своей свободой и репутацией? Да и в прокуратуре не стали бы выгораживать предприятие, задействованное в цепочке обеспечения населения питьевой водой из централизованного водопровода, не будь у него разрешительной документации, и, в частности, основополагающей лицензии на эксплуатацию опасного химического производства. За такое бездействие или покровительство самим, что называется, прилетит. Однако латроссовцы, словно малых детей-растяп, учили государевых мужей уму разуму, пытаясь втолковать, что дзержинцам безосновательно выдали лицензию, что на заводе нарушены все нормы безопасности, не решены вопросы собственности на землю и здания под ней, и т. д. и т. п.

В ноябрьском обращении в прокуратуру латроссовцы жаловались по поводу отсутствия реакции со стороны полиции на их же заявку о самовольно занятой земле. Их расстроило и то, что специалисты Росреестра, видите ли, не установили нарушений самозахвата участков для постройки новых объектов.

Не угодили «пулеметчикам» и Роспотребнадзор в вопросе границ санзоны, и все тот же Ростехнадзор, где по-прежнему не находили нарушений в правомерности выдачи лицензии на опасное производство.
На региональное минимущество кляузники тоже имели зуб за отказ по проверке использования земли с постройками. МЧС, опять-таки, по «пожарке» все молчало…

Ходатайствуя перед прокуратурой об остановке производства коагулянтов в Дзержинске, латроссовцы, как и журналистка Кремнева, привели в пример аварию на заводе «Метахима» в Тольятти. Однако, очевидно, для нагнетая ситуации они сделали добавку «понесшую человеческие жертвы». На самом деле при аварии на «Алхиме» в Тольятти никто не пострадал.

Читая многочисленные обращения «экспертов» по промбезопасности, к каковым себя относят люди из «Латросса», сложно не заметить одну тенденцию — указывая на возможные незначительные нарушения, в основном по части ненадлежащего оформления бумаг, этим они пытаются свести на нет всю деятельность завода. Видно, что у авторов жалоб нет интереса, чтобы недочеты исправлялись. Судя по всему, они нацелены на куда более глобальный эффект — остановить производство, отозвать лицензию, то есть фактически уничтожить бизнес.
Ну, а когда у них ничего не выходит, завод коагулянтов никто не закрывает, как раз из-за наличия всех возможных разрешений, то можно порадоваться воплощению и более скромной цели — замотать предприятие проверками, на которые в любом случае отвлекаются немалые ресурсы.

Терра инкогнито

Характер обращений «Латросса» и дуэта редакций СМИ, их систематичность, типология и синхронность указывают на то, что эксперты и журналисты работают в одной «нападающей команде». И если по газетным публикациям, без знания подоплеки ситуации, сразу и не подумаешь, что сага о «Метахиме» может слагаться по стороннему заказу, то сомнений по «Латроссу», относительно исполнения им коммерческого задания, не возникает ни на йоту. Это коммерческая компания, которая не занимается благотворительностью и расследованиями по зову сердца и по просьбам читателей. А чем оно вообще-то занимается, это ООО?

К сожалению, у «Латросса» нет официального сайта, где можно было бы познакомиться с портфолио компании. Не нашлось в поисковиках и отзывов клиентов, ни положительных, ни отрицательных. Это довольно странно, с учетом того, что контора зарегистрирована еще в январе 2008 года. ОООшка с юрадресом в Нижнем Новгороде базируется на площадях автошколы ДОСААФ.

По информации ресурсов проверки контрагентов, основное направление компании — деятельность в области архитектуры, инженерных изысканий, предоставление технических консультаций в этих областях. По логике вещей, это компания, призванная помогать бизнесу, который запускается, расширяется или просто ведет текущую деятельность для подготовки документов на получение различных разрешений, квалифицированных ответов на претензии проверяющих. Но, похоже, «Латросс» используют исключено в конкурентных войнах. Отсюда и дефицит информации по части резюме компании, вернее полное ее отсутствие. Это, по моему убеждению, подпольщики, если не сказать грубее, диверсанты, которых подряжают для атаки и умерщвления конкурентов.

Полагаю, что редко кто на рынке технической экспертизы и консультационных услуг работает по такому профилю.

Обращения от «Латросса» против «Аква-реагента» подписывал единственный на сегодня учредитель (100% уставного капитала (10 тысяч рублей) некто Щиголев Сергей Александрович, позиционирующий себя в качестве инженера, эколога, строительно-технического эксперта, члена Ассоциации «СудЭкспертов».

В сети о Щиголеве тоже мало данных — ни специального сайта, ни отдельного портфолио, ни биографии. Потому и экспертный статус этого господина может вызвать определенные сомнения. Так, в базе «Ассоциации судебных экспертов» (sudnp.ru), ни «Латросс», ни Щиголев не находятся. В НП «СРО судебных экспертов» эксперт Щиголев С. А. сейчас не состоит. Хотя в этой саморегулируемой организации все же известно о таком эксперте — карточка есть, но, видимо, членство приостановлено. По данным exprus.ru господин имеет отношение к ООО «АрхПромПроект». У этой компании тот же юрадрес, что и у «Латросс», на проспекте Ленина, в автошколе ДОСААФ.

Ну вот, наконец, на сайте ассоциации судебных экспертов «Национальная палата судебной экспертизы» (np-sudexpertiza.ru) мы нашли Щиголева в рядах экспертов. Кстати, на просторах интернета этих ассоциаций пруд пруди, чуть ли ни каждый эксперт может зарегистрировать такую общественную организацию, собрав в нее однокашников и прочих знакомых. Так вот, в той ассоциации Щиголев был представлен как руководитель строительно-технической экспертизы ООО «АрхПромПроект» со специализацией — соответствие выполненных строительно-монтажных работ проектно-сметной документации. Там был указан и трудовой стаж Щиголева по экспертной специальности, это более 10 лет, а также сертификат соответствия от 2014 года на судебную строительно-техническую экспертизу. Так вот он кто, этот Щиголев — специалист по сверке «плана и факта» стройработ, что, впрочем, не мешает ему в случае с производством коагулянтов быть специалистом широкого профиля, указывая госструктурам на несуществующие нарушения в части производства, санитарии, природоохраны, пожарной безопасности, земельных отношений, учета недвижимости и так далее.

Латвия-Россия=Латросс

ООО «АрхПромПроект», по данным сервисов проверки контрагентов, в качестве основного вида деятельности занимается тем же, что и «Латросс». У двух компаний один и тот же юрадрес, и один и тот же учредитель.
Данные ресурсов проверки контрагентов указывают на то, что обе компании по общероссийскому классификатору форм собственности (ОКФС) относятся к 24-й категории, то есть к тем компаниям, которыми владеют «иностранные граждане и лица без гражданства».

А что это за иностранец может стоять за экспертными конторами, одна из которых тиранит отечественного производителя систем очистки воды? А это никто иной, как сам Щиголев.
В выписке по двум юрлицам ФНС России учредитель Сергей Щиголев почему-то везде указывается без отчества, налоговики прямо пишут, что отчество отсутствует.
В выписке по ООО «АрхПромПроект» от 17 июля текущего года указано, что господин Щиголев имеет гражданство Латвийской республики.

После этого открытия мы, кажется, разгадали и зашифрованное называние компании «Латросс». Это, скорее всего, аббревиатура, производная от названия стран Латвия и Россия. Кстати, до Щиголева, у которого может быть с рождения другое ФИО, а действующее придуманным на русский манер, единственным учредителем «Латросса» была некто Лиана Михайловна Якушенокс. Есть ли сомнения относительно того, что это дама прибалтийского происхождения?

Нужно отметить, что Латвия недавно вошла в список недружественных России стран (утвержден правительством РФ 5 марта текущего года), которые ввели санкции против нашей страны и предпринимают другие недружественные действия к российским предприятиям и физлицам. 

Мы достоверно не знаем об истинных целях этой отдельно взятой единицы стороны наступления. В «Латроссе» содействуют уничтожению конкурента для монополизации рынка или вообще стремятся к развалу всей отрасли производства коагулянта в России?

Ходячая методичка

Отметим, что по данным ФНС Щиголев является учредителем, но не руководителем двух контор. «АрхПромПроект», согласно выписке ФНС, возглавляет Анастасия Сергеевна Баринова, а гендиректор «Латросса» по той же выписке — Сергей Борисович Брик.

Последний до сих пор значится главой ООО. Однако фактически Брик с Щиголевым давно разошлись из-за идеологических противоречий в подходах к работе.

Брик осознал, что «Латросс» — это никакая не экспертная организация по консультированию бизнеса в сложных технических вопросах. У учредителя компании был неприемлемый для гендиректора подход к ведению дел.

В распоряжении издания «Дзержинское время» оказалась запись одного из последних тет-а-тет разговоров Щеголева и Брика, где они вырабатывают очередной план действий по прессингу через надзорные органы «Аква-реагента».

Россиянин интересовался у латвийца результатами его поездки в Москву к своим заказчикам, то есть в офис «Аурата». Обсуждали коллеги успехи и промахи по отработке наката на дзержинские коагулянты. И вот тут-то из уст Сергея Щеголева, не будем дальше называть его по отчеству, раз в официальных документах такового нет, и прозвучало, что в одной команде с ним работает уже хорошо знакомая нам Юлия Кремнева из дальневосточного «АиФа». Причем, как следовало из доверительного разговора, журналистка по заданию «Аурата» сосредоточена на всех активах «Метахима», но больше всего акцентируется на дзержинском, как на самом сильном звене с точки зрения технологии и организации бизнес-процесса в целом.

Направление Кремневой, как объяснял Щиголев Брику — не только вопросы противопожарной безопасности, за которые отвечает МЧС, но и промышленной безопасности в целом. Латвиец ничуть не умалял, а даже превозносил, несмотря, как выяснилось, на личностную неприязнь между персонажами, роль главреда двух редакций в конкурентной войне. А она, эта роль, не только медийная, но еще и посредническая.

Щиголев в беседе со своим гендиректором признался, что Кремнева его недолюбливает и даже в лицо называет, как это помягче бы выразиться, пустобрехом, который вроде бы и знает много по технической части, но все никак пустыми письмами в надзорные органы не добьется нужного результата, то есть остановки дзержинского завода.

Латвиец, в свою очередь, в собственной компетенции нисколько не сомневается, надеясь, что скоро «Метахим» падет. В надзорных органах сплошные неумехи, а он, мол, всезнающий, подскажет, на какие болевые точки необходимо надавить, чтобы производства на законных основаниях остановить.

Раскрепостившись, и нисколько не догадываясь о том, что идет запись разговора, Щиголев настолько был преисполнен чувством собственного достоинства, что давал себе такие превосходные эпитеты, как «ходячая методичка». Как иначе, если сегодня все надзорные органы не догадываются обо всех тех секретах, которыми владеет гражданин Латвии и, более того, руководствуются в своей повседневной деятельности инструкциями, которые он же, будучи именитым экспертом, им и написал. Такой господин сможет поставить на место любого МЧСника, напомнив оному о том, что он преподавал, где тот учился. Мы ничего не выдумываем, примерно так Щиголев позиционирует себя своему окружению.

Обмани Собянина

Непринужденно Брик вывел Щиголева на основную тему, касающуюся того, какую судьбу уготовили в «Аурате» «Аква-реагенту». Москвичи через посредников тиранят дзержинский завод проверками, чтобы его обескровить, а потом выкупить у «Метахима» за бесценок? Да, именно такая цель и преследуется, констатировал в разговоре иностранец. Вопрос только в том, когда именно это случится. По мнению учредителя «Латросса», сейчас ауратовцы вынужденно сконцентрировались на решении собственных проблем с властями и правоохранительными органами.

Тут Щиголев раскрыл крупную схему «Аурата» по получению средств из бюджета Москвы. Если коротко, то власти дали компании крупную сумму на перенос части производственной площадки в Москве, где должна была проходить дорожная развязка. Ауратовцы деньги взяли, освоили, но ничего не перенесли. И вот латвиец понял, что это именно его, как эксперта во всех областях, история. Потому он помогает сейчас ОАО в тяжбах со столичными властями, а именно в том, чтобы еще больше вытянуть средств с правительства Москвы. Будет, мол, советовать им перенести производство в самый конец страны, например, в тот же Хабаровск, чтобы «Собянин хорошенько раскошелился».

К слову, за бюджетными деньгами, за их целевым использованием сейчас дозор особый со стороны десятков структур. В том числе за этим следят контрольно-счетные палаты и структуры госбезопасности. Мы постоянно пишем о том, как на бюджетников заводят уголовные дела за какие-то десятки тысяч рублей нецелевого использования. А тут из-под носа правительства коммерсы увели аж 245 млн рублей, именно о такой цифре уверенно заявил Щиголев в разговоре с Бриком, и до сих пор ни волосинки с красавчиков не упало.

Интернет-поисковики легко выдают информацию о том, что для строительства участка автодороги Москва-Санкт-Петербург возникла необходимость в переносе объектов, принадлежащих ОАО «Аурат», а оно, получив бюджетные деньги, этого не сделало.
Чтобы прояснить эту информацию, мы направили запрос руководителю департамента строительства Москвы Рафику Загрутдинову.

Москвичи ответили нам менее чем за неделю. Из ответа следовало, что ОАО «Аурат» обязалось перенести площадку по хранению соляной кислоты и другие промышленные объекты в связи со строительством участка скоростной автодороги «Москва-Санкт-Петербург», так называемой Северной Рокады. 23 декабря 2016 года депстрой заключил с обществом соглашение, по которому перечислил на счета последнего 246 млн 934 тысяч рублей (Щиголев немного обсчитался).

В департаменте подтвердили, что «Аурат» не выполнил своих обязательство по соглашению. В связи с этим 1 ноября 2021 года власти в одностороннем порядке решили отказаться от исполнения соглашения и обратились с иском в Арбитражный суд Москвы о взыскании с «Аурата» неосновательного обогащения, то есть тех самых 246,934 млн рублей. Вполне закономерно, слушая советчиков из ближнего зарубежья, «Аурат» заявил встречный иск – о признании отказа недействительным.

Участок Северной Рокады дорожникам каким-то образом удалось построить, не задев площадки «Аурата», и ввести его в эксплуатацию в сентябре 2018 года. Но факт остается фактом — деньги под перенос промышленных объектов компания получила, но так ничего и не перенесла.

А вот не желает ли дорогая Юлия Владимировна поинтересоваться, когда ауратовцы возвратят в бюджет Москвы уведенные оттуда миллионы? Или еще лучше — доложить о недобросовестной схеме непосредственно Николаю Патрушеву? А куда, кстати, «Аурат» пристроил четверть миллиарда рублей правительства Москвы? Уж не в офшоры ли перекочевали деньги государства российского?

«Алхим» не сдается

Бесконечный прессинг, в котором оказался дзержинский завод коагулянтов, испытывает и другое предприятие «Метахима» ООО «Алхим» в Тольятти. В СМИ мы нашли недавние публикации о попытках рейдерского захвата тамошнего завода коагулянтов. Тольяттинские коллеги информационного портала «TLTgorod» проанализировали ситуацию и пришли к самому очевидному выводу о том, что основной бенефициар давления на «Алхим» — «соседний» холдинг «Аурат».

«В последние годы тольяттинское ООО «Алхим» вынуждено не только обеспечивать постоянной работой около 70 человек, производя и поставляя коагулянт сульфат алюминия более чем на 20 водоканалов России, но и отбиваться от атак рейдеров», — так начинается материал журналистов из Самарской области, которым стало известно об очередной неудачной попытке недобросовестных конкурентов парализовать работу предприятия.

Долгие годы работы к деятельности тольяттинских коагулянтов у надзорных органов не было никаких претензий. Но с 2019 года проверяющие выстроились в очередь. Визиты надзирающих структур сопровождались информационной поддержкой в федеральных выпусках «АиФа». Нетрудно догадаться, кто освещал проверки на «Алхиме». Правильно, «хорошая знакомая» из Хабаровска. Кстати, наши тольяттинские коллеги из «TLTgorod» прямо говорят о том, что журналистку наняли конкуренты по дискредитации «Алхима». Вместе с ней трудились и экологи, о которых авторы публикации на местном портале отзываются с приставкой «так называемые».

Алхимовцы хорошо поняли, к чему может привести внезапный и мощный накат конкурентов, потому всем коллективом попытались сопротивляться «рейдерской команде». Рискуя остаться без работы, трудящиеся направили открытые письма президенту Путину и губернатору Самарской области Азарову. В воззваниях коллектива шла речь о возникающих проблемах, связанных с нечистой игрой конкурентов, что пытаются устранить предприятие с рынка коагулянтов с помощью надзорных органов. Авторы обращений персонализировали врага, обозначив перед властями фигуру гендиректора ОАО «Аурат» Степана Гетманцева.

После обнародования открытых писем в СМИ деятельность «Алхима» каким-то чудным образом нормализовалась, коллектив вернулся к повседневной работе.

Но вот а апреле текущего года стало известно о появлении очередной претензии от надзирающих органов. Сотрудники Средне-Поволжского управления Ростехнадзора побывали на «Алхиме» с выездной проверкой, после которой заявили о нарушениях требований промбезопасности при эксплуатации технических устройств, зданий и сооружений. Служба обратилась в суд, требуя наказать производителя коагулянтов по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ (нарушение требований промбезопасности) с приостановкой деятельности на 90 суток.

Процесс в Тольятти, разумеется, заметили на Дальнем Востоке. Главред двух редакций даже побывала на одном из судебных заседаний. Ну, чтобы, наверное, себя показать, и жалобы, как водится, подать, напрямую, из рук в руки, раз уже представился столь замечательный повод. Плюс один город к географии командировок редактора дальневосточного «АиФа». Интересно, а в Краснодарском крае или Крыму у «Метахима» нет еще заводов? Ну, чтобы хабаровский расследователь при удобном случае смогла совместить приятное с полезным.

По итогам процесса по иску Ростехнадзора за авторством Юлии Кремневой, разумеется, последовала очередная «разоблачительная» публикация о «химическом скандале» в Тольятти. В поисках дискредитирующих фактов об «Алхиме», как подметили коллеги из «TLTgorod», дошло до курьеза. Публикацию в «АиФе» проиллюстрировали смазанным снимком, сделанном в тот момент, когда в производственном цехе «Алхима» шла замена окон. Не понятно где раздобытый фотобрак позволил автору материала в федеральном СМИ сделать вывод о том, что «Алхим» «вряд ли может претендовать на современное и образцовое предприятие».

Неужели, и в Тольятти, как и в Дзержинске, Кремнева попыталась проникнуть на производство коагулянтов? Интересно, найдется ли в целой стране еще настолько отчаянная представительница пишущей братии, которая и коня на скаку остановит, и заборы с колючей проволокой галопом перемахнет?

В случае с тольяттинскими коагулянтами возникают большие сомнения, что снимки для публикации делала непосредственно автор. Есть повод полагать, что это дело рук самих конкурентов «Метахима». По местным соцсетям разлетелась необыкновенная история о задержании на заводской территории подозрительного постороннего мужчины в гламурном прикиде дорожного рабочего. Им оказался никто иной, как Степан Гетманцев.Об этом чуть ниже, а пока вернемся к процессу по иску Ростехнадзора.

В самом начале процесса на него заявились экологи, точнее, один. Но зато какой, как выразились журналисты «TLTgorod», с корочкой общественного инспектора минлесхоза Самарской области. Защитник природы, как утверждают коллеги, материализуется в судах ровно тогда, когда рассматриваются дела по ООО «Алхим». Одновременно мужчина авторствует в многочисленных жалобах и запросах против тольяттинских коагулянтов. У журналистов сложилось впечатление, что обладатель корочки минлесхоза не беспристрастный наблюдатель, а лицо заинтересованное в том, чтобы попить кровушки «Алхима» через надзор и суды.

Впрочем, на сей раз недоброжелателей постигло разочарование. К моменту судебного заседания в Центральном районном суде Тольятти ответчик устранил подавляющее большинство нарушений, 52 из 58, описанных Ростехнадзором, а оставшиеся были несущественными с точки зрения промбезопасности. На этом основании алхимовцы попросили суд ограничится штрафом, поскольку приостановка деятельности ударила бы по коллективу, потребителями, поставщикам и по бизнесу в целом.

Решение суда первой инстанции наши коллеги назвали соломоновым, что объясняется срединной позиций служителей Фемиды. Райсуд постановил приостановить эксплуатацию одного из объектов «Алхима», железнодорожной эстакады склада серной кислоты на 14 суток, а не на 90, как того просил Ростехнадзор.
В итоге завод простаивал с 15 апреля, то есть со дня вынесения судебного постановления, и до 2 мая. А затем Самарский облсуд отказал в удовлетворении кассационной жалобы Ростехнадзора, оставив в силе вердикт первой инстанции.

На этом «сборная рейдерская» не остановилась, а продолжила атаку на участок железнодорожных путей на территории «Алхима». Более худшее состояние дороги всего остального центрального промрайона Тольятти, площадки бывшего завода «Фосфор», их, по понятным причинам, совершенно не интересовало. Как говорится, кто платит, тот и обозначает места для танцующих.

Как такого дяденьку в промзону занесло?

Об обнаружении в промзоне московского миллионера Гетманцева узнали во всем Тольятти после соответствующей публикации в местном паблике «Происшествия Тольятти (ЧП, ДТП)» 24 мая текущего года. «Идея фикс» человека, похожего на Степана Гетманцева» — так назывался пост о трагикомичном событии 20 мая, которое посмешило сотрудников «Алхима».

Ранним пятничным утром охранники при обходе заводской территории задержали человека, очень похожего на Степана Гетманцева. Следуя процедуре, охранники составили акт задержания с приложением фото мужчины. В момент задержания он был облачен в форму дорожного рабочего, но узкие джинсики, дорогие лакированные ботиночки и солнцезащитные очки в нелепой розовой оправе выдавали не местное происхождение горе-маскировщика, «сойти за своего» не получилось. Тем паче, охрана на производстве в наше неспокойное время с повышенными рисками диверсий обязана проявлять особую бдительность, задерживая любого незваного гостя, в чем бы он не был одет.
В акте задержания отмечено, что бизнесмена поймали в тот момент, когда он проводил видеосъемку зданий и сооружений корпусов «Алхима».

Сами в яме — и других тащат

По понятным причинам Гетманцев, остановленный охраной, не был предрасположен к диалогу. Столичного бизнесмена вызволил вскоре прибывший адвокат.

Появление московского миллионера на площадке конкурента совпало с III Всероссийской экологической конференцией «Россия, дыши» в технопарке «Жигулевская долина». Самой важной персоной мероприятия стала руководитель Росприроднадзора Светлана Радионова. Скорее всего, и Гетманцев был одним из участников форума в надежде получить доступ к главе ведомства. К слову, «Аурат» позиционирует себя защитником окружающей среды, и девиз компании соответствует этому — «Делая мир чище, а вашу жизнь качественнее».

Неизвестно, получилось ли у Гетманцева убить сразу двух зайцев, но вот хорошенько разглядеть лакомый кусок у него из-за реакции алхимовской охраны, увы, не вышло.

Авторы поста в тольяттинском паблике напомнили, что ООО «Алхим», созданное в 2003 году, сегодня производитель и поставщик коагулянта для более чем двух десятков водоканалов России. Привлекательное, действительно, предприятие, а с учетом того, что собственники не думают с ним расставаться, лакомое для конкурентов и рейдеров, или и тех, и других в одном лице. Целых 16 лет к «Алхиму» не было претензий со стороны проверяющих, а с 2019 года понеслось, отметили авторы поста.

Есть основания полагать, что нечестная игра конкурента, провоцирующего активность контрольно-надзорных органов, вызвана проблемами в собственном бизнесе. Экономические показатели «Аурата» в последние годы заметно пикируют.

В холдинге «Аурат» коагулянты, безусловно, самая «объемная» часть производственной программы на десятки тысяч тонн ежегодно. Однако, кроме них группа компаний выпускает химические соединения для драгметаллов, сложные химреактивы, компоненты лекарств и медпрепаратов.
Московский завод «Аурат» — одно из старейших предприятий столицы, основанное еще до революции, в 90-х годах XIX века. Но, как известно, даже самый славный исторический путь можно остановить на любом его этапе. Искусство управления, в данном случае, определяет многое. Степан Гетманцев, сын предыдущего главы «Аурата», а он из числа так называемых красных директоров, возглавил акционерное общество еще в 2004 году. По сведениям ресурсов проверки контрагентов, Гетманцев также руководитель и учредитель еще 14 коммерческих компаний. Данные финансовой отчетности, в тех же источниках, показывают, что выручка ОАО «Аурат» в 2020 году составила 2,5 млрд рублей, а в 2021 году она рухнула сразу на 60% — до 1 млрд рублей. Чистая прибыль компании в 2020 году составила всего около 100 млн рублей, но в 2021 году ОАО скатилось в существенный минус до 200 млн рублей.

Пикирующие финансовые показатели семейного бизнеса Гетманцевых не могут не вызывать проблемы, связанные с исполнением обязательств по уплате налогов и сборов, обязательных платежей в государственные и негосударственные фонды. Так, например, с этим точно нелады у ауратовской «дочки» ООО «Аурат-ВВ», что состоит на учете в межрайонной ИФНС России №5 по Ярославской области. В начале текущего месяца издание «Дзержинское время» направило туда официальный запрос, чтобы подтвердить информацию о налоговой задолженности компании. «Аурат-ВВ», кстати, возглавляет Виктор Гетманцев, сын Степана Викторовича. В учредителях ООО помимо самого Гетманцева-старшего двое его сыновей — один непосредственно глава компании, другой Артем Степанович.

Ярославская налоговая оперативно ответила на наш запрос, сообщив о выездной налоговой проверке деятельности ООО «Аурат-ВВ». По результатам контрольного мероприятия инспекция вынесла решение о привлечении общества к ответственности за налоговое правонарушение. Согласно этому документу, ООО «Аурат-ВВ» доначислен налог на прибыль организаций в сумме 287 млн 19 тысяч 742 рубля и пени в сумме 117 млн 700 тысяч 968,54 рублей. Вместе с этим налоговики привлекли ООО к ответственности за совершение налогового правонарушения на основании пункта 3 статьи 122 Налогового кодекса РФ за неуплату в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога на прибыль организаций в виде штрафа в размере 8 млн 568 тысяч 518,4 рублей.

Надо сказать, что «Аурат-ВВ» добровольно частично погасил недоимку, а по остальной задолженности, что образовалась по результатам выездной налоговой проверки, в качестве обеспечения исполнения обязанности по уплате предоставил поручительство.

Из ответа на запрос следовало, что материалы выездной налоговой проверки «Аурат-ВВ» ИФНС №5 направила в следственное управление СК России по Ярославской области для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а также в адрес управления экономической безопасности и противодействия коррупции управления МВД России по Ярославской области.

Отправка материалов проверки в силовые структуры для обывательского слуха звучит довольно устрашающе. Однако для людей погруженных ничего сверхъестественного в этом нет. Направление материалов проверок по должникам в правоохранительные органы — стандартная процедура и обязательная для налоговых инспекций. Также вполне обыденно, когда ИФНС выходят в суд о взыскании задолженности, и даже больше — подают иски о банкротстве предприятий.

Общаясь с предпринимателями и промышленниками, не понаслышке знаю, что налоговики по всей стране довольно суровы к должникам. Малейшие проблемы по линии налоговой оборачиваются для бизнеса крупными неприятностями вплоть до ареста счетов и остановки предприятий. Поэтому многие предприятия делают все возможное, чтобы не допустить просрочки по оплате налогов. Многие из них даже исполняют обязательства по принципу «лучше переплатить, чем не доплатить», потому что даже копеечный долг может привести к необратимым последствиям — срыву поставок сырья и продукции из-за ареста счетов или безакцептного списания оборотных средств. Ну, что тут поделаешь — недоговороспособные нынче налоговики пошли.

Оттого и удивительно, что имея долги по налогам на сотни миллионов рублей «Аурат-ВВ», каким-то чудным образом избежал тяжких для себя последствий. Предоставил, видите ли какое-то поручительство, и в ус не дует. Но кто мог поручиться за «дочку» «Аурата», кроме самой материнской компании? И в Ярославской ИФНС №5 удовлетворились гарантиями от компании, которая и сама, может так статься, на волоске от банкротства? К слову, кто, как ни налоговики должны знать о финансовых показателях юрлиц, в том числе и тех, что выступают гарантами в погашении задолженности. То, что «Ауарат» ушел в глубокий минус по результатам экономической деятельности, налоговую, видимо, не сильно смущает. Большой вопрос, почему так происходит?

Вообще, у Гетманцевых, похоже, выдающийся талант со всеми обо всем договариваться. Это, конечно, тема длинного обстоятельного разговора, но вот еще на что хотелось бы обратить внимание. Под патронатом «Аурата» много лет проводится конференция профессионалов и технологов по воде с одноименным названием «Техновод». Ежегодно там собираются в том числе представители водоканалов со всей страны. Все эти предприятия потом становятся покупателями продукции группы компаний «Аурат». Здесь уже вопросы к антимопольщикам, которые мы обязательно зададим, а некоторые из них уже задали.

Вместо послесловия

В качестве послесловия скажу о выводе по итогам изучения ситуации, в которой оказался дзержинский производитель коагулянтов вместе с «Метахимом». Если «Аурат» превратится в монополиста, то равно или поздно начнется диктовать ценовую политику. Водоканалы по всей стране как миленькие будут покупать сырье для очистки воды по тем ценам, которые заявит единственный производитель. А если не смогут и будут вынуждены отказаться от коагулянта как такого из-за его дороговизны?

Чистая вода — залог санитарного благополучия населения и здоровья нации, которые с легкостью можно подорвать…

Опыт поглощения конкурентов у «Аурата» уже имеется.
Опуская многочисленные подробности, в качестве показательного примера можно привести историю производителя оксихлорида алюминия марки «Бопак» из Екатеринбурга АО «Реагенты Водоканала». Свердловская бизнесвумен Ольга Богомазова была вынуждена уступить активы конкурентам, демпинговая игра которых толкала завод к банкротству. Осенью 2020 года ГК «Аурат» получила полный корпоративный контроль над АО «Реагенты Водоканала».

Еще один пример о последствиях монополизации рынка для потребителей из Калининграда. Это целиком и полностью вотчина «Аурата». Там идут нескончаемые уголовное процессы против руководителей водоканала, которые страдают из-за поставщика сырья. Так, например, с начала текущего года СКР расследуется уголовное дело против начальника отдела материально-технического обеспечения ГП «Водоканал». 42-летняя женщина подозревается в совершении преступления по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).
27 апреля 2020 года ГП заключило госконтракт на поставку реагента для очистки воды на 92,6 млн рублей. По условиям контракта все затраты на исполнение договора, включая погрузку-разгрузку и доставку товара до склада предприятия, должен был осуществить поставщик. Но начальник отдела, действуя из корыстных побуждений, чтобы уменьшить расходы фирмы-поставщика, дала подчиненным незаконное указание самостоятельно разгружать и доставлять реагент на склад предприятия. При этом счета по госконтракту оплачены поставщику в полном объеме.
Как полагает следствие, в результате неправомерных действий подозреваемой государственному предприятию причинен материальный ущерб в сумме не менее 449,5 тысяч рублей.

Сложно прогнозировать, насколько долго и с каким успехом «Аурат» будет вести свои конкурентные войны. Главное не забывать, что в такой войне нужно еще победить. А победа — она ведь равносильна понятию справедливости. Победит тот, за кем правда.

Продолжение следует…

Фото: из открытых источников

Вадим ЩУРЕНКОВ

Мнение автора материала может не совпадать с мнением редакции

0

Автор публикации

не в сети 1 час

govoritNN

1
Комментарии: 0Публикации: 4670Регистрация: 04-09-2020