Снежный коллапс: почему не спасла «повышенная готовность»?

08.02.2021 12:56

Утром и днем 5 февраля город был практически парализован: на заснеженных дорогах – пробки, пешеходные тропы – под трудно проходимыми сугробами. Причем Нижегородский район, где заранее был введен режим повышенной готовности из-за снегопадов, не сильно отличался от других. Местный интернет взорвался негодующими отзывами, потому что в предыдущие годы, когда валил снег, хотя бы по некоторым тротуарам ходить можно было, да и техники на дорогах наблюдалось больше. Однако популярный инста-блогер Глеб Никитин почему-то не стал делать постов на эту животрепещущую тему, а Юрий Шалабаев ограничился короткими сообщениями из разряда «просьба убрать ночью машины – они мешают чистить дороги».  До сих пор политические элиты не объяснили нижегородцам, в чем же причина коллапса. Попробуем сделать это за них.

Техника

Каждый год, когда случаются снегопады, городские чиновники отчитываются о количестве дворников, дорожных рабочих и единиц техники, которые брошены на борьбу со стихией. Было такое сообщение и на этот раз. Согласно информации на сайте мэрии, было задействовано:

Днем 4 февраля – 322 единицы техники и 797 дорожных рабочих;

В ночь с 4 на 5 февраля – 269 единиц техники и 322 дорожных рабочих;

Днем 5 февраля – 340 единиц техники и более 800 дорожных рабочих.

О дворниках в официальных сообщениях этого года – ни слова (впрочем, об этом чуть ниже).

Из этого можно сделать вывод, что в период обильного снегопада город может мобилизовать не более 340 единиц техники.

Много это или мало?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, поднимем статистику, опираясь на аналогичные сообщения предыдущих лет.

В 2014 году дороги Нижнего Новгорода во время обильных снегопадов расчищали 606 единиц спецтехники, то есть почти в два раза больше. В 2018 году чиновники смогли задействовать 556 единиц.  В 2019 году – 350 единиц.

Фото: сайт администрации Нижнего Новгорода

Вывод очевиден: снегоуборочная техника, которой шесть лет назад было в достаточном количестве, морально устарела. Об этом, в частности, сообщил осенью 2020 года на думской комиссии заместитель мэра Дмитрий Сивохин: по его данным, 70% машин – в крайне изношенном состоянии.

С каждым снегопадом рабочей техники становится все меньше и меньше, она просто выходит из строя.

Опираясь на собственный бюджет, в 2020 году город смог закупить всего девять новых «зимних» машин, в основном – для посыпки улиц смесью и реагентами.

В том же 2020 году был запрос от мэрии о выделении субсидии в размере 700 млн из областного бюджета на покупку 88 дополнительных единиц снегоуборочной техники. Но этот запрос «повис в воздухе».  Депутат заксобрания Владислав Атмахов, который, кстати, был недоволен 5 февраля 2021 года несвоевременной уборкой улиц, предупредил в конце 2020 года городских чиновников: вероятность выделения областных денег очень мала.

Между тем, дело не только в том, что старая техника не закупается. Дело еще и в том, что куда-то исчезает та, которая была в распоряжении города. Даже самое поверхностное изучение вопроса вызывает недоумение: в 2018 году было мобилизовано 556 единиц, в следующем – уже 350. То есть на 200 единиц меньше. Неужели столько машин за год сломалось?

Как заявил в конце 2020 года депутат гордумы Николай Сатаев, причина не в выходе из строя, а в том, что техника эта разошлась (!) по коммерческим фирмам. Чиновники предпринимали попытки ее вернуть, но так и не вернули. Может быть, пора чиновникам правоохранительные органы подключить?

Дворники

Вплоть до 2020 года после каждого снегопада мэрия отчитывалась не только о единицах техники, но и о количестве задействованных дворников. В 2017-2018 годах таковых было в среднем 3 тысячи. Видимо, имелись в виду  все дворники в целом: и муниципальные, и «дуковские», и нанятые собственниками коммерческих объектов.

В 2021 году этот параметр в официальных «снежных» сводках не фигурировал.

По нашим наблюдениям, муниципальные дворники в этот раз чистили преимущественно остановочные площадки, подходы же к ним оставались под снежными завалами.

В соцсетях нижегородцы жаловались именно на отсутствие дворников и, соответственно, на утонувшие в сугробах тротуары и пешеходные дорожки.

«Отвела ребенка в школу, шла туда и обратно сквозь сугробы, — написала, в частности, нижегородка Татьяна Паутова. — И только одного дворника я встретила — в школьном дворе, и судя по площади расчищенного, он молодец, ударно работает уже пару часов. А во дворах нет никого с лопатами. Одинокий трактор утюжил соседний двор — очень мило, но я бы предпочла не по проезжей части ходить, а по тротуару. Видимо, дворники ждут, когда мы все сами протопчем и проездим, нам же в любую погоду надо — на учебу, на работу — и тогда они, наконец, выйдут на улицы?»

Фото: Татьяна Паутова

Из этого всего можно сделать вывод, что город испытывает острую нехватку дворников, особенно – в период снегопадов.

Здесь играют роль несколько факторов.

Во-первых, в связи с пандемией до сих пор закрыты границы, в том числе со странами СНГ. Те трудовые мигранты, которые планировали приехать в Нижний Новгород летом-осенью 2020 года, сделать это не смогли. Тех же, кто остался, судя по всему, не достаточно. Это, конечно, объективное обстоятельство, на которое местные чиновники повлиять никоим образом не могут.

Во-вторых, зарплата дворника в Нижнем Новгороде, согласно порталу trud.com, составляет 15-16 тысяч рублей – это ниже, чем во многих других городах-миллионниках (не говоря уже о двух российских столицах).

Понятно, что фактически никто, кроме трудовых мигрантов (которых осталось мало), не согласится на тяжелую работу с такой зарплатой. И местные работодатели (как муниципальные, так и коммерческие организации) пока не готовы менять свое отношение к труду дворника. Об этом, кстати, косвенно свидетельствуют задержки выплат, которые осенью 2020 года привели к забастовкам работников метлы и лопаты.

Возможно, работодатели быстрее изменили бы свое отношение к дворникам, если бы их «подтолкнули» к этому надзорные органы.

Но пока известно о санкциях в отношении домоуправляющих компаний. Еще 13 января Юрий Шалабаев отметил в ходе инспекции проблемы с очисткой дворов (основные магистрали, за которые отвечает город, были, по его словам, в нормативном состоянии) и сообщил, что в отношении ДУКов выписано с начала года уже 1000 штрафов.    

Вместе с тем, о каких-либо санкциях в отношении муниципалитета пока ничего не известно.

Бюджет

Так или иначе, почти все приведенные выше факторы, все проблемы, влияющие на снежный коллапс-2021, упираются в одну большую проблему – недостаточное финансирование. Чтобы закупать новую технику и нанимать дворников, у города (а также у ДУКов) не хватает средств. В бюджете по соответствующим статьям (как и по многим другим) цифры урезаны. Например, на содержание нижегородских дорог  в 2019 году было выделено 1,9 млрд рублей, в 2020 году – 1,5 млрд, в 2021 году – 1,095 млрд (изначально в городской программе вообще стояла цифра 908 млн на 2021 год, но потом все-таки добавили денег).

С одной стороны, проблемный «коронавирусный» бюджет – это объективное обстоятельство. Но с другой стороны, даже внутри этого бюджета могли бы найтись «резервы» для того, чтобы справиться со снежной стихией на достойном уровне. Например, десятки миллионов уйдут в этом году на разнообразные развекательные мероприятия, на работу соседских центров, функция которых до конца не ясна, и так далее.  

При высоких бюджетных доходах эти траты, возможно, были бы и не чувствительными. Но в условиях дефицита имеет смысл направлять средства в первую очередь на приоритетные направления. Безусловно, своевременная расчистка сугробов в городе, который отмечает 800-летие, должна быть одним из таких приоритетов.

Здесь должна подключиться «область», от которой городские чиновники давно уже ждут финансовой помощи в решении ключевых проблем.

Известно, что Глеб Никитин, став губернатором Нижегородской области, обратил внимание на снежные заторы и поручил разработать систему, чтобы их не было. С тех пор медийное освещение данной темы было переключено с регионального уровня на городской,  

О разработке системы, согласно которой техника и дворники закреплялись за конкретными участками, отчитывались Елизавета Солонченко, исполнявшая обязанности главы города, потом Владимир Панов, совершавший к тому же объезды.

Следующий мэр Юрий Шалабаев, как мы отметили выше, тоже совершает объезды. А помимо системного подхода, он еще применяет ноу-хао в виде режима повышенной готовности.

Но на ситуацию это мало влияет, потому что сегодня мы наблюдаем последствия ключевых бюджетных и хозяйственных решений (или отсутствия таковых), которые принимались на протяжении 2020 года.  

Фото: ИА «Говорит Нижний» 

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

govoritNN

2
Комментарии: 0Публикации: 2659Регистрация: 04-09-2020