Сергей Комаров,
директор фирмы, выигравшей конкурс на реставрацию дома Щелокова:

"Меня гложет, что мы не уложились в сроки по дому 8 на Варварке, но причины были объективные"

03.12.2021 16:35

Нижегородцы ждут, когда на Варварской улице отреставрируют знаковый объект. Реставрация уходит во вторую зиму, сроки сорваны. Почему так произошло, виноват ли тут подрядчик или были уважительные причины? Чтобы ответить на этот вопрос, мы обратились к директору подрядной организации ООО «Гефест» Сергею Комарову.

— Сергей Федорович, почему вы взялись за реставрацию памятника деревянного зодчества?

— Действительно, у нас не было до этого государственных заказов на реконструкцию объектов деревянного зодчества. Но у нас большой опыт в строении, в том числе из рубленого бревна, поэтому мы пошли на этот рисковый шаг. Разработка проекта шла параллельно с реставрацией. Обследования проводили ежедневно, авторский надзор не выходил со стройки до того момента, пока мы не дошли до фундамента.

— В каком состоянии был дом перед реставрацией, что вы увидели, когда зашли на объект прошлой зимой?

 — Если говорить о стенах, то сохранилось всего 30-35% пригодных бревен, остальные пришлось менять. И это первая сложность, с которой мы столкнулись в процессе. Чтобы здание можно было эксплуатировать хотя бы через год, мы должны были его собирать из сухого бревна. Где в наше время найти сухое бревно – никто не знал. Мы стали искать недостроенные срубовые дома, которые еще не эксплуатировались. Все ближайшие области – Ивановская, Кировская, Костромская – были обследованы, на что ушло много сил и времени. В итоге в Нижний мы привезли около 7 домов, отстоявших где-то порядка 20 лет, то есть те бревна, которые устоялись, высохли, и из них мы уже заново начинали вырубать наш дом.

— Какие еще были сложности?

— Сложности с декором фасадов. К сожалению, наверное, не только моему, но и всего научного сообщества, его сохранить не получилось. Мы пытались сохранить нижние части пилястр на производстве, но даже при демонтаже, когда мы стали снимать их с фасадов, они рассыпались в руках. Все слепки, которые удалось снять авторскому надзору, сохранились, и на 99,9% мы их воссоздадим. Главная сложность была в том, что размеры декоративных элементов (пилястры, наличники и т.д.) нестандартные по сегодняшним технологиям производства. Плюс ко всему – сушка материалов. Чтобы добиться нужного результата, пришлось каждую деталь обсушить более 240 часов. После этого деталь выносили в естественную влажность (на улицу), красили в три слоя. Если после этого материал не лопался, то деталь ехала на объект. С июня мы запустили производство, и до сих пор еще не все готово.

— Как долго продолжался демонтаж здания?

— Мы раскатывали сруб порядка двух с половиной месяцев. У нас рассортировывались стропильные части, балки (из 6 удалось использовать 2 оригинальные), бревна, подкладные бревна. Чтобы снять один ряд, у нас уходил в среднем день.

Сбор осуществляли по старинным технологиям: под первый ряд бревна укладывали паклю, потом бересту, и только на бересту укладывали уже бревно. Это – реставрация. Чисто по-человечески, у меня и моей команды огромное желание продолжить подобный опыт у нас в городе. Ведь этому дому, который мы сейчас поставили, после усадки, Бог приведет без аварийной эксплуатации, стоять еще лет 100-150 в том виде, в котором сейчас есть. То есть вложенные миллионы, а их более 40 с учетом проекта, они оправданы.

— Подрядная компания должна была завершить реставрационные работы к декабрю. Однако сроки сдачи будут перенесены, вы и в новом году продолжите реставрацию дома?

— Да. Это то, что меня гложет, очень хотелось уложиться в сроки, но причины были объективные – это сложности с поиском материалов и их качественной обработкой. Внутренняя отделка здания еще проходит экспертную оценку.

— Когда речь идет о реставрации памятников архитектуры, в том числе объектов деревянного зодчества, у общественности сформировано скептическое отношение к качеству проводимых работ. Что вы об этом думаете?

—  Я не хочу быть голословным, но, действительно, есть горький опыт в городе, о котором не знает только ленивый – это не наш стиль. С управлением госохраны объектов культурного наследия у нас очень плотные контакты. Контроль над нами лично от руководителя управления Григория Викторовича Меломеда жесткий. Здесь концепция самой работы – чтобы мы восстановили объект в его изначальном виде с сохранением даже структуры дерева. А какая задача стояла у наших коллег – я не знаю.

— Для вас деревянное зодчество – это важная часть Нижнего Новгорода?

— Я так скажу, всегда приятно приезжать в старый бабушкин дом – это память, наша история, и, отказавшись от вчерашнего дня, у нас просто не будет будущего. Будущее за бетоном и камнем – я с этим не согласен. Деревянное зодчество должно в приоритете стоять у нашего правительства.

Фото: ИА «Говорит Нижний», Сергей Комаров.

0

Автор публикации

не в сети 10 часов

govoritNN

1
Комментарии: 0Публикации: 4966Регистрация: 04-09-2020