НЕЗАВИСИМОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Дмитрий Бирман: «В какой-то момент вдруг осознаешь, что ты – патриот»

Когда в 2015 году заместитель главы города Дмитрий Бирман не стал избираться в городскую Думу, пошел слух, что он переезжает в Москву. Потом стало известно, что несколько дальше - в Майами.

И вдруг: широкая презентация в России книги рассказов «Странные люди», престижные премии, председательство в оргкомитете Первого международного литературного фестиваля имени Горького, который недавно прошел в Нижнем Новгороде…
О тяге к литературе и о житье-бытье в Майами, - в нашем интервью.

 

Параллельная правда

- Дмитрий Петрович, в последнее время среди нижегородцев – бывших и нынешних – наблюдается явное увлечение литературным творчеством. За перо берутся бизнесмены, депутаты, дипломаты, музыканты… Чем, на ваш взгляд, это объяснить (возможно, через призму собственного опыта)?

- Если говорить конкретно обо мне, я «заболел» давно. Лет в 17 написал стихотворение, поводом к которому послужила, конечно же, первая любовь.
Вообще, есть замечательная фраза: «Можешь не писать – не пиши!». Но когда тебе «сверху» продиктовали стихотворение, и ты должен его записать, начинаешь жить в особом мире...
Для меня изначально, почти 40 лет назад, это было просто неким упражнением. Потом понял, что на бумагу выплескивается то, чего я не могу рассказать друзьям, родителям, близким, что эмоции, состояние души становятся строчками стихов. Привык доверять бумаге свои переживания, неудовлетворенность различными жизненными моментами, чувства, связанные с любовью, ненавистью, радостью, горем… Поверьте, стихи мне действительно диктуют сверху: я не мучаюсь, не бьюсь над строчками ночи напролет, - мне продиктовали, я записал. Словом, я не генератор, а ретранслятор!
Не исключаю, что влияет и уменьшение временного отрезка для реализации своих желаний: надо заниматься тем, что действительно интересно. Мне сегодня интересно заниматься творчеством, пытаться добраться до личной максимально высокой планки, посмотреть, на что я способен.
Думаю, попытка что-то доказать самому себе, - это и есть то, что заставляет нас развиваться, расти, двигаться вперед, а, главное, меняться!
Каждый автор надеется, что реакция на его творения будет положительной, и я не исключение. Когда читаешь свои произведения, ощущая вибрации зала как отклик на твои слова и переживания – это мощный энергетический заряд, то, что поддерживает в дальнейшей работе и помогает.
Кроме того, безусловно, хочется, чтобы что-то осталось после тебя. Может быть, потом, прочитав мои книги, мои дети смогут больше понять обо мне. Может быть, что-то изменится в их жизни, поможет им. Однажды именно это выходит на передний план, становится приоритетным по отношению к вопросам бизнеса и политики. Жалко тратить время на суету, хочется отдавать его вечному.

- Как вы думаете, другими авторами движут те же мотивы?

- Не хочу никого обижать, но мне кажется, что главным должно быть качество продукта.
Можно создать книгу для себя и своих родственников, заплатить деньги и издать ее красиво, нарядно, любым тиражом, - ради бога. Можно, имея большой опыт в бизнесе, написать об этом. Отлично: чем больше книг о бизнесе, тем лучше. Можно на примере собственной бурной жизни создать эротический роман. На здоровье.
Но когда начинаются выдумывания - это пустое. Наш земляк Евгений Александрович Евстигнеев говорил, что зритель воспринимает и любит артиста, когда тот узнаваем, когда видит в нем соседа, сослуживца, знакомого, хотя актер – не сосед, не сослуживец и не знакомый.
Лично я в своей прозе создаю параллельную правду. Очень часто мы, как в русских сказках, стоим на перепутье. По какой дороге пойдешь, так судьба и сложится. Если б выбрали другой путь, жизнь потекла бы по иному руслу, но она все равно была бы нашей и настоящей. У меня очень многие рассказы от первого лица, однако, 90 процентов описанных в них историй со мной не происходили. Но они могли бы произойти.
Литература как способ самовыражения – это нормально. Сейчас многие ведут собственные блоги, активны в социальных сетях, а от них до романа, который получит «Русского Букера» - всего один шаг.

"Литература как способ самовыражения – это нормально"

- Где-то попалась ваша фраза: «Когда стал депутатом Гордумы, вокруг оказалось столько литературного материала, что не удержался и начал писать прозу…»
- Фраза была чуть иная. Смысл такой: я не понимаю, когда некоторые говорят, что им для создания книги нужно уединение. Для меня люди, живой язык, разные жизненные ситуации – источник литературного вдохновения.
Депутат Гордумы, избирающийся в одномандатном округе, - человек, который наиболее близок к людям. Понравился один раз – выбрали. В следующий раз надо уже говорить не о намерениях, а о реальных делах, иначе хоть озолоти людей, - больше не изберут. Ты бываешь на предприятиях, в больницах, в школах, встречаешься с теми, кто живет в округе. Жизнь в буквальном смысле подсказывает сюжеты.
Кроме того, в самой Гордуме, в городской администрации – столько дружбы и ненависти, согласий и противоречий… Это колоссальный материал для создания литературных образов и характеров.

- Авторы повестей и романов часто говорят о том, что герои вырываются из-под контроля и начинают жить собственной жизнью. В коротких рассказах такое возможно?
- В коротких рассказах возможен неожиданный для автора финал. У меня так было несколько раз: «оболочка» намечена, направление понятно, а финал совсем не тот, что предполагал. Очень показателен в этом отношении рассказ «Русский», который задумывался, как забавная история, а закончился трагически.

 

«Странные люди» привели к фестивалю

- Книга «Странные люди» отмечена и отечественной премией «Писатели XXI века», и международной литературной премией имени Эрнеста Хэмингуэя, учрежденной в Канаде. Это приятно, здорово, замечательно, а еще какие чувства возникают?
- Лишнее подтверждение, что люди везде одинаковы, и с ними происходит примерно одно и то же. Эмигранты, которые давно живут в Канаде, очень хорошо понимают, о чем я пишу. Не только потому, что они родом из Советского Союза, но и потому, что на первое место выходят характеры, а не ситуации. Юрист фирмы, с которой я работал по контракту в Америке, перевела один из рассказов на английский язык и прочитала коллегам. И они прониклись, хотя сюжет разворачивался в коммунальной квартире, в которой никто из этих американцев никогда не жил.

- Именно данная книга послужила толчком к организации Первого международного фестиваля имени Горького. Сейчас уже можно говорить о впечатлениях (беседа состоялась 4 апреля – Н.Л.). Этапы подготовки, оценка, выводы на будущее?
- На презентации «Странных людей» в Санкт-Петербурге зашел разговор с представителями Минкульта России, что на родине Горького нет литературного фестиваля. Стало «за державу обидно». И я, посоветовавшись со своим литературным агентом Ириной Горюновой, взялся за его организацию.
Готовились мы примерно три месяца. В оргкомитет вошли всего несколько человек, но активно подключились нижегородские писатели Олег Рябов и Елена Крюкова, министр культуры Нижегородской области Сергей Горин, директор департамента культуры Нижнего Новгорода Наталья Суханова, руководитель Центра современного искусства «Арсенал» Анна Гор, директор нижегородского музея Горького Лариса Моторина, директор Нижегородской областной библиотеки Ольга Лисятникова, проректор по социальным вопросам ННГУ Татьяна Беспалова. Фестиваль поддержали сенатор Александр Вайнберг, депутаты Государственной Думы Владимир Панов и Денис Москвин.
Что приятно: потом участники и гости говорили, что такого литературного фестиваля в России еще не было. Как правило, литературные фестивали, которых, кстати, немало -
«вещь в себе». Мы же делали фестиваль не столько для авторов, сколько для читателей.
Вся программа была бесплатной. К нам приехали около 60 человек из разных городов России, из бывших республик Советского Союза, из Китая, Польши, Америки. Писатели встречались с учениками в школах, со студентами в вузах, побывали не только в Нижнем, но и в Арзамасе, в Кстове. Прекрасный подарок сделала нижегородским писателям редакция журнала «Дружба народов»: произведения восьми нижегородцев появились в мартовском номере. Впервые в Нижнем прошел питчинг – представители издательств АСТ и «Антология» сами приехали к писателям, чтобы отобрать рукописи для публикаций. Состоялся конкурс четверостиший о любимом литературном герое или книге среди школьников, на который пришло свыше 1000 произведений – некоторые писали целыми классами. Творения пятерых победителей и 15 призеров будут опубликованы. В Ассоциацию многодетных семей Нижнего Новгорода бесплатно переданы книги и журналы. И, конечно, были прозаические и поэтические мастер-классы.
Самое главное – везде аншлаг! То есть интерес очевиден. Для первого фестиваля это прекрасный результат. У меня нет сомнений, что он станет ежегодным. Максим Горький – писатель мирового уровня. Поэтому и фестиваль должен быть международного уровня.

- Были ли допущены явные промахи, которые придется исправлять на следующий год?
- Нет. Корректировка и доработка – да, потребуются. Но крупных ошибок не было.

 

«Смотреть на океан можно. Но недолго»

- Сами теперь живете в Майами? Правильно?
- Нет. У меня там был контракт, проект в рамках деятельности «Лукойла». Отработал 18 месяцев.

"Оказываясь в ровной и спокойной ситуации, понимаешь, что тебе смертельно скучно"

- А не было желания закрепиться в Майами и творить «а-ля Горький на Капри»?
- Нет. Во-первых, мне нужен читатель и слушатель, а они живут в России. Моя «Азбука масок» переведена на английский, и перевод, насколько могу судить, прекрасный. Но кто там будет это читать?
Во-вторых, мне необходимо общение и разговор на живом языке. Я никогда не буду на английском разговаривать так, как на русском, я никогда не пойму всех оттенков этого языка и никогда не смогу писать на английском. Да, многое в нашей сегодняшней жизни мне не нравится, но здесь я могу в любой момент с кем-то встретиться, да просто даже на улице начать разговор с официанткой, продавщицей, человеком, который меня заинтересовал. Мне от этого комфортно.
В-третьих, я не умею просто «сидеть и творить». Мне надо заниматься какими-то проектами, себя реализовывать. Мне не ложится на душу созерцательность, я должен принимать участие.
Можно, конечно, смотреть на океан… Но недолго, месяц, максимум два. Потом я начну медленно сходить с ума. Да, там хорошие дороги, чистота, настоящие лекарства, прекрасные продукты… Но так сложилось, что для меня это не главное, я это уже проходил. Работая с итальянскими фабриками, часто бывал на севере Италии. Маленькие городки, чистейший воздух, вкусная еда, чудесное вино, изумительный запах кофе… В кофейнях сидят старички с газетами… Думаешь: а смог бы так? Да ни за что!
В этом парадокс. Я критично отношусь ко многим вещам, критично воспринимаю многие происходящие события. Но настолько привыкаешь к нашей сумасшедшей жизни, к постоянным переменам, что, вроде бы, тоскуя о некоем постоянстве - без трясок, без бесконечных политических разборок - ты, оказываясь в ровной и спокойной ситуации, понимаешь, что тебе смертельно скучно. И осознаешь, что ты – патриот…

Беседовала Наталия Лисицына

фото из facebook-аккаунта героя материала

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий