НЕЗАВИСИМОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Валерия Алтарева: “По сравнению с жестью, творившейся с остальными, меня еще “мягко” задержали”

Протесты 26 марта, которые нижегородские власти определяют не иначе как "ЧП всероссийского масштаба", запустили волну "закручивания гаек" по всей стране - от бредовых законодательных инициатив о "соцсетях по паспорту" до жестких действий в отношении активистов, которые задумали страшное - собраться снова. В последнем особенно отличились правоохранители города Иркутска, задержав по довольно надуманному поводу шестерых молодых людей. Эти события неожиданно затронули и нашу землячку - многим известную активистку, фотокорреспондента и блогера Валерию Алтареву, последнее время как раз обитающую в Иркутске.

Суть дела

После прошедшего митинга 26 марта иркутские активисты решили не оставлять это дело на самотек и собраться еще раз - на этот раз не в форме митинга, а просто чтобы "поговорить и подумать" на встрече, которую они назвали "Совет несогласных". Говорить и думать предполагалось над "ответами на вопросы нашего времени", собирали народ в соцсетях.

Но ровно за день до "Совета несогласных" его организаторов довольно грубо задержали в собственных квартирах - якобы как свидетелей по делу об "оскорблении чувств верующих" (один из друзей активистов в 2015-16 годах разместил на своей странице ВКонтакте какие-то посты о неприятии церкви). При этом в квартирах были произведены обыски, изъяты многие вещи, самих активистов довольно долго удерживали без предъявления обвинений. О диковатых подробностях самого задержания вроде съемки обнаженной активистки на фото и видео, "маски-шоу" и многочасовых допросов "свидетелей" можно подробно почитать здесь.

Мы связались в Валерией Алтаревой и выяснили из первых рук обстоятельства дела.

- Валерия, расскажите, как и за что вас задерживали?

- По сравнению с жестью, которая творилась с остальными, со мной еще всё достаточно мягко получилось. Даже, кажется, слово "задержание" никто не произносил. Было вполне чудесное субботнее утро, солнечно, день распланирован заранее - две рабочих съемки, свои дела... А тут в шесть утра - телефон трезвонит на автодозвоне, в дверь колошматят. "Кто там?" - "Следственный комитет, открывайте". - "А на каком основании, собственно?" - "У нас постановление на обыск!". "Сейчас, минутку, только оденусь". - "Открывайте сейчас же, или мы выломаем дверь!" Ну, оделась, открыла (успела предупредить друзей в сети о том, что творится) - а там целое "маски-шоу" с автоматами.

- Вам показали это постановление на обыск?

- Да. Документ с замечательной формулировкой цели обыска - "Выемка носителей, на которых хранится информация, оскорбляющая чувства верующих, предназначенная к публичному распространению". Не "может храниться", а вот прямо уверены - "хранится". Я спрашиваю - интересно, ребята, а как вы поймете, что она, эта информация, еще и предназначена к публичному распространению? "Не бойтесь, поймем". Мы, к слову, довольно мило общались, и даже чай пили. С сахаром.

Понятно, реальная цель обыска была не в "информации, оскорбляющей чувства верующих", искали просто что угодно, что можно подвести под "экстремизм". Увидели юбилейный выпуск "Русского репортера", посвященный столетию Октябрьской революции - там крупно написано "Революция", красный цвет, все дела... Оживились так! Я говорю: "Разочарую вас - это федеральное издание". И правда, разочаровала.

У ребят, знаю, изымали вещи, решительно никак не увязанные с "оскорблением чувств верующих" - мегафон, правозащитные брошюры, футболки с антифашистской символикой.

У меня тоже изъяли всё подряд - включая старый кнопочный телефон и негативы пленок. Мотив замечателен - "подозреваемый ваш друг, а значит, мог с вашей техники что-то распространять". С кнопочного телефона, ага. Я говорю - на этом основании можно изымать что угодно у любого, кто знаком с обвиняемым! Они молчат. Видимо, и правда можно.

Обиднее всего, что забрали и рабочий ноутбук, и высокоскоростные флэшки к камерам - короче, почти весь мой рабочий инструментарий. Фактически, сильно осложнили мне работу - вся информация там. Нет, обещали, конечно, всё быстро вернуть, но мы-то знаем по опыту, что у нас в стране могут и на полтора года вещдоки задержать, и на пять, и насовсем.

- Про Игоря Мартыненко есть какие-то сведения? Его несколько суток никто не видел.

- Последнее, что я о нем слышала - что по нему идет судебное заседание, где ему вменяют статью 19.3 КоАП о неповиновении законному требованию сотрудника полиции. Причем это "сопротивление", что самое забавное, произошло где-то уже в самом центре Э, куда нас привезли и развели по разным кабинетам. И никто этого сопротивления не видел, кроме сотрудников центра Э, разумеется. А до этого он проследовал туда, получается, "добровольно".
[позднее стало известно, что суд арестовал Мартыненко на 10 суток - прим. ред.]

- Думается, реальная цель была вовсе не в расследовании какого-то уголовного дела, а в психологическом давлении на активистов.

- А были какие-то сомнения? Собственно, не впервой. Кстати, пользуясь случаем, передаю привет начальнику нижегородского центра Э Алексею Трифонову - давно не виделись!

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий