НЕЗАВИСИМОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Артём Филатов: “Мы слишком часто открещиваемся от нашей истории”

К современному искусству можно относиться по-разному. Пока одни восхищаются смелостью и новаторством творцов «нью-эйджа», для других само это словосочетание стало синонимом чего-то непонятного, бессмысленного, а порой даже пошлого. Дескать, «Золотого века» уже не будет, а всё выходящее из-под пера современных художников – в лучшем случае артхаус, а в худшем – многозначительная бессмыслица. И всё же есть в современном искусстве одно направление, которое нравится если не всем, то подавляющему количеству как ценителей, так и обывателей. И это стрит-арт.

Нынешние представители этого веяния уже не так сконцентрированы на уличных инсталляциях с сомнительным посылом. Устойчивый тренд последних лет – вдыхать новую жизнь во что-то увядающее, то, что уже «отцвело». Например, украшать исторические дома.

Один из ярких деятелей этого направления – нижегородский художник Артём Филатов, известный своими работами, которые можно увидеть на стенах старых домов города.

Правда, в своём творчестве Артём пошёл и немного дальше украшения деревянного зодчества: сейчас молодой человек активно выступает за сохранение исторической застройки города, взял под крыло небезызвестное ныне пустующее здание Музея нижегородской интеллигенции, и даже курирует проходящую там сейчас выставку «Обратно домой».

Узнав об открытии выставки современного искусства в этом историческом месте, мы отвлекли художника от многочисленных дел и немного пообщались с ним об истории, об искусстве и о его творческом пути в нижегородских реалиях.

- Артём, Музей нижегородской интеллигенции, конечно, весьма любопытное со всех точек зрения место, но всё же не можем не спросить: почему именно он?

- Этим проектом я занимаюсь в течение последнего года, но история Музея нижегородской интеллигенции меня заинтересовала за долго до этого. Это здание, обладающее как богатой архитектурой, так и богатейшей историей. Изначально в этом доме жили сёстры Невзоровы, известные нижегородские революционерки. Позже оно приобрело известность благодаря приезду Владимира Ульянова (тогда не носившего псевдоним Ленин) в 1900 году, здесь он проводил собрание с нижегородскими марксистами по поводу будущего издания газеты Искра. В 1967 году в этом доме открыли музей-квартиру сестер Невзоровых, который был посвящен революционной истории Нижнего Новгорода. Позже, в 1993 году, государственная политическая риторика поменялась, и он уже стал Музеем нижегородской интеллигенции, единственным такого рода музеем в России. К сожалению, сейчас вот уже несколько лет это здание пустует: в 2013 году было запланировано расширение ул. Максима Горького с сокращением территории парка им. Кулибина и переносом здания музея. В итоге проект расширения был заморожен благодаря активности экозащитников, но администрация музея уже успешно покинула задние и перенесла экспозицию в другое место. Мы хотим показать, что здание музея всё ещё имеет культурную значимость, а потому делаем выставку на базе именно этого пространства. Для этих целей мы с коллегами взяли его в аренду на четыре месяца, и теперь вместе с активистами и градозащитниками стараемся обратить на него внимание, поговорить о его важности, о его наследии, показать, как можно работать с историей в современном ключе, вдохнуть в старые стены новую жизнь.

 

В 1967 году, в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции на втором этаже дома по адресу ул. Максима Горького, 127 открывают музей-квартиру сестер Невзоровых, который стал одним из главных музеев, посвященных истории революционного движения в Нижнем Новгороде. Ровно через 50 лет с момента открытия музея выставка "Обратно домой" возвращает жизнь в ныне пустующие стены.

- То есть в некотором смысле тебя можно назвать градозащитником. Но ты ведь раньше занимался вопросом судьбы старинных зданий в Нижнем?

- Да, это не первый раз, когда я занимаюсь вопросами искусства, касающихся старинных зданий. До того, как начать участвовать в судьбе музея, я работал в области уличного искусства и занимался, к примеру, таким проектом, как фестиваль «Новый Город: Древний». Тогда мы с коллегами общались с активными жителями деревянных домов в Нижнем Новгороде: собирали заявки на роспись домов с целью привлечения внимания к проблеме сохранения исторического облика города, изучали историю дома и жителей в отдельности. За время фестиваля мы создали более 10 объектов по просьбе самих жителей. Для меня образ жизни в таких домах всегда казался более близким к природе, чем-то более естественным. Я имею опыт создания художественных росписей  на стенах и пристроях таких деревянных домов, что примечательно, их жители всегда относились лояльно к каким-либо преобразованиям, правда по разным причинам. Так, одни пожимали плечами и говорили: «Делайте, что хотите, всё равно их скоро снесут…», а другие как раз наоборот были рады тому, что кто-нибудь обратит внимание на дом, в котором со времени возведения живет их семья.

В работах Артёма Филатова очень часто можно встретить тематику растений и цветов. Поэтому если вы увидите подобное на улицах Нижнего, то едва ли ошибётесь в авторстве

- Ты сказал, что вы с коллегами взяли музей в аренду. Вероятно, это недёшево. Но, позволь спросить, откуда у молодого художника взялись деньги? Что, миф о голодающих художниках, канул в лету?

- Ну, на этот вопрос можно ответить достаточно легко. Например, в этом году я участвовал в ярмарке современного искусства Cosmoscow, которая проходила в Москве, и я сам видел, что интерес к покупке произведений, в том числе и молодых художников, существует. Так, только на нашем стенде, где были представлены мои работы и масштабные акварели московского художника Димы Ребуса, максимальная стоимость одной из проданных работ составляла свыше 250 тысяч рублей. На ярмарке были галереи, у которых распродавались абсолютно все работы. То есть поддержка в сфере искусства существует, есть меценаты, есть коллекционеры, есть, в общем-то, целый сектор чисто коммерческого современного искусства, и главное – есть спрос. Возможности художника в сфере общения с коллекционерами зависят исключительно от того, насколько он активен и насколько он ориентируется на итоговый коммерческий продукт. Если художник участвует в больших выставочных проектах, ему доверяют владельцы галерей, если есть постоянная аудитория, то возможность существовать за счет своего искусства не должна казаться чем-то сверхъестественным.

Не менее художник увлечён и религиозно-философской тематикой. Вот эта картина, к примеру, посвящена падению Сатанаила (так называют Люцифера в некоторых традициях, - прим. ред), которого он отождествляет с Икаром. Надпись на латыни переводится как "Не повинуюсь!" и выражает не только бунт, но и противостояние свободного человеческого духа глобальным превосходящим силам.

- То есть теперь ты сконцентрирован исключительно на этом? А как же другие проекты, ты их отложишь?

- Пока что, я думаю, что проект «Обратно домой» будет занимать всё моё время. Мы ведь не только выставляем там какие-то работы, мы ведём очень активную социальную деятельность: стараемся держать связь с администрацией города, с бизнесменами, меценатами, общественными деятелями, у нас запланирована обширная параллельная программа. На это уходит действительно много времени и сил. Другие предложения есть, например, скоро в Красноярске должна пройти выставка, главная тематика которой – переосмысление роли крестьянства в революции. Для меня это очень важно и интересно. Например, недавно я ездил в Архангельск, где раньше был много так называемого «черноземного» крестьянства, которое, вопреки общим тенденциям крепостничества, был абсолютно свободен, не порабощён. Да, большинство крестьян в то время фактически имело статус рабов, давайте называть вещи своими именами.

Этой зимой Артём, сам того не ведая, стал участником телешоу "Секретный миллионер". Притворившись бездомным и пообщавшись с молодым художником, меценат Дмитрий Волков был настолько впечатлён, что подарил творцу крупную денежную сумму на реализацию творческих проектов и аренду мастерской

- Я постоянно слышу от тебя о революции, марксистах, судьбах крестьян, и прочем. Видимо, тебя сильно занимает история?

- Да, мне действительно нравится работать на стыке истории и искусства. Во многом задача современного искусства состоит в том, чтобы максимально качественно подействовать на зрителя, изменить в нем что-то. Нужно, чтобы та или иная работа была замечена здесь и сейчас, а не через десять лет или двадцать. Поэтому многие проекты такие экспрессивные, резкие и неоднозначные, очень часто они вызывают у зрителя диаметрально противоположную реакцию. И когда в контексте современного искусства ты работаешь с какими-то историческими явлениями, возникает множество нюансов и вопросов. Можно ли вообще говорить, к примеру, о красоте после Второй Мировой Войны? Можно ли писать стихи после ужасов в Освенциме? От некоторых исторических явлений мы привыкли открещиваться, к другим же при смене эпох пропадает интерес. Но я считаю, что с этим можно и нужно работать. Так, меня в этом ключе больше всего интересуют даже не столько громкие исторические события, сколько уклад самой жизни людей разных эпох. В этом смысле я не пытаюсь быть человеком, который кричит о том, что он создаёт нечто новое. Скорее я ищу некий универсальный код, понятный на глубинном уровне: религия, ритуалы, отношение к природе и людям в разные эпохи. А дальше я просто пересказываю его. Это позволяет как мне самому, так и другим людям посмотреть на историю под другим углом.

- А как ты сам думаешь, вам удастся отстоять музей? Вроде бы сейчас «верха» не особенно церемонятся с культурным наследием. Думаешь, группа художников сможет здесь чего-то добиться?

- Я реалист, и потому понимаю, что, к сожалению, вполне возможно, нам и не удастся отстоять Музей нижегородской интеллигенции. История показывает, что даже привлечение внимания и участие в проектах видных экспертов не всегда работает: как пример, мы можем взять Стрелку с её пакгаузами. Как бы кто ни отстаивал их право на существование и не доказывал их значимость, бетонную их часть всё-таки снесли. Вероятно, наша выставка станет прощанием, таким своего рода «плачем» по уходящему наследию. С другой стороны, вполне возможно, что мы будем услышаны, и власти поймут, что исторические пространства можно использовать в современном ключе и совместно с представителями бизнеса можно возвращать их в актуальную городскую среду, а не просто сносить и строить на их месте что-то другое.

1 ответ

  1. Я - pеaлbный чeловeк! Наckoлbкo это важнo для Тeбя? Уже cейчaс Вы пoлучите свoи первые денbги c помoщbю хитрого манeвpa, кoторый я пpиготовилa для Вaс! За Bac бyдeт рaботатb беcплaтный, полноcтью aвтoмaтизиpованный онлaйн-инстрyмeнт, koтopый момeнтaльнo выполнит грaмoтный, a главное литеpатyрный пеpeвoд на 12-ти языкaх свeтa!

Оставить комментарий