НЕЗАВИСИМОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО

Игорь Преображенский: «Деньги сегодня уже не решают»

Нижегородцы не так часто издают книги. С такими людьми мы стараемся поговорить и расспросить, чем и как они дышат. Было дело, общались с самым именитым нижегородским писателем текущего момента — Захаром Прилепиным, а еще - со сменившим должность в Гордуме на писательскую вольницу Дмитрием Бирманом.

Сегодня же мы пообщались с Игорем Преображенским — блогером, сценаристом и писателем, а также владельцем во всех отношениях приятного заведения — кафе «Дель Пара». В нем Игорь недавно презентовал свою первую книгу, наделавшую шуму в нашей местной тусовке - «Масачусец и мост». Деньги на скромный тираж собирали методом краудфандинга всем миром. В общем, обо всем этом — гноме Масачусеце, краудфандинге и американской мечте для талантливых — в нашем интервью.

фото Олега Золото

«Маркетологический впрыск изжил себя»

- Давай немного издалека начнем. Не так давно вышел фильм Евгения Кудельникова «Студия Нижний». Это случайное совпадение, что вот так два творческих человека, не сговариваясь, в один временной промежуток выдали два произведения, по сути, посвященные Нижнему Новгороду? До этого я только песню «Сормовская лирическая» на эту тему разве что припомнить могу...

- Не вполне согласен — в городе много чего происходило и происходит в творческом плане, такого, что Нижний уже давно переросло. При всем уважении к Жене Кудельникову, у него ведь фильм  «локальный» — он именно что про нижегородцев и для нижегородцев. Не нижегородцу было бы многое там непонятно, он не космополитичный продукт, а скорее «внутреннего потребления».

Нами с Кудельниковым совершенно точно всё не исчерпывается. Сейчас много людей в Нижнем вышло на реально мировой уровень, без шуток. Вот, например, Аня Кузьминых - коренная нижегородка, снявшая фильм с Петром Мамоновым. Пусть это короткий метр, но, извините меня — это Петр Мамонов! И вот буквально недавно она ездила с этим фильмом на фестиваль в Нью-Йорк. Есть Маша Фомина, жена художника Лаврова, которая одна из всей России попала во Францию на театральный фестиваль, выиграв грант... И этих людей много! Тот же Паша Хвалеев с женой сейчас заканичвают свою «Инволюцию», реально невероятное кино, полностью с американским составом. При всем уважении к Кудельникову, Паша сразу миновал «местный», нижегородский уровень — сходу пошел на мировой.

- С чем этот небывалый подъем связан?

- На самом деле, сегодняшний информационный прорыв, новые технологии, они во многом упростили именно выход напрямую на зрителя. Не для всех, для самых талантливых - но вот прямо с самого низа и до самого верха. Сейчас, чтобы снимать кино, не нужно тусоваться в «Госкино», иметь «прихваты» в Мосфильме или у Михалкова. Это всё уже прошлое, нафталин. У них там свое, никому не интересное варево, и оно насквозь зашлаковано и коррумпировано. Это мертвое кино. А живое кино сейчас идет снизу, от обычных людей.

В этом «цифровом прорыве» есть и свои минусы, и свои плюсы. Минусы в том, что стало сложнее стать звездой, выделиться из этой «креативной массы» — очень много людей что-то делает, у всех теперь есть возможность. В этом потоке выделить таланты сложнее — ведь раньше их искали лейблы, кинокомпании и так далее. Вкладывали деньги, раскручивали, делали из лучших еще лучших. Сегодня схема поменялась, сегодня все сами лезут наверх, и вылезают только самые крутые и по объективным причинам.

Это такая, знаешь, американская мечта, или «из грязи в князи» по-русски. Если ты талантлив и амбициозен, то у тебя есть все инструменты, чтобы пробиться на самый верх. Самому. Объективности стало больше, и, как это сказать... деньги уже не решают. Даже если ты захотел раскрутиться за деньги, видео какое-то вирусное, допустим, сделал, рекламщикам заплатил — но при наличии крутых и талантливых конкурентов никто не будет тебя смотреть. Деньги больше не значат, что ты будешь популярен. Маркетологический впрыск, на котором раньше всё держалось, изжил себя.

Этим и ценен период, в которым мы живем — реально, революция происходит на наших глазах. Люди, которые десятилетиями жили на том, что раз в пару лет выпускали хорошую пластинку, и она хорошо продавалась, уже не могут так жить, потому что конкуренция бешеная, а продажи физических носителей упали в разы. И все эти Morcheeba и прочие знаменитости, зачастившие в том числе и к нам в Нижний, не от хорошей жизни по миру колесят — им надо теперь вкалывать и ездить с концертами, чтобы оставаться «на волне». И это здорово, потому что становится неважно, Женя ты Кудельников или Morcheeba — ты можешь вылезти из ничего и взобраться на самый верх, если ты талантлив и готов доказать это делом.

 

«Тайна Гарварда будет раскрыта позже»

- Ну а вот возвращаясь к «Массачусецу» - он разве не такой же продукт для «внутреннего нижегородского употребления», как ты, говоришь, «Студия Нижний» Кудельникова? Поймет в нем что-нибудь условный житель Владимира? Все эти Иваны Юдины и прочие Нашевцевы — это мы понимаем, кто их прототипы...

- Прямых параллелей житель Владимира не уловит. Но это и не главное. Тут ведь несколько слоев: первый слой для нижегородцев узнаваем, это отсылки к конкретным личностям, которые являются прототипами (к слову, многие из них собраны из нескольких людей сразу).

Второй слой — для меня было главным, чтобы книга была интересна сама по себе, без нижегородского узнавания. С этой точки зрения, всё, что там написано, оно универсально, могло случиться где угодно. В любой книге действие где-то происходит, и если Маркес пишет о деревеньке в Колумбии, то это же не значит, что текст будет интересен только колумбийцам. Да, это книга на нижегородском материале, с нижегородскими прототипами. Я постарался, чтобы сюжет был динамичным, интригующим — вне зависимости от того, где ты живешь.

- А почему именно «Масачусец» - это как-то связано с Гарвардом, с штатом Массачусетс? У тебя с ним что-то связано? Я понимаю, что это, наверное, супер-традиционный вопрос, но не могу его не задать.

- В Америке, если что, я вообще ни разу не был, так что это никакая не личная история, если ты об этом. Изначально ведь «Масачусец» возник как маленький рассказ про гнома с таким вот странным именем, и я даже устроил маленькое литературное «Масачусец-шоу» пару лет назад. Позвал Максима Алешина с его глючными стимпанковскими рассказами, позвал Павлика Лемтыбожа, писателя и художника из Питера. Ну а потом — вот, вылилось в какие-то большие формы. Это был тот случай, когда то, что должно случиться, случается, и тебя словно подталкивает к этому... В книге вообще довольно много метафизики — легкой такой, лайтовой, но тем не менее, она вся про вот такие неочевидные вещи. И вокруг нее самой тоже случалось масса таких метафизических вещей, которые словно подталкивали ее, выталкивали на поверхность. Так что однозначного ответа на вопрос «почему?» у меня нет. Потому что.

- Но почему не Пенсильвания, не Калифорния?

- Хорошо, открою тебе секрет. Есть задумка на будущее, объясняющая, почему это всё там произошло. Тайна Гарварда и Массачусетса будет раскрыта позже.

- Здорово! Теперь еще один «приземленный» вопрос. Выход книги был приурочен к постройке Борского моста. Если бы не было этого строительства, книга была бы написана?

- Ну, понятно, что книга была навеяна процессом строительства, и реальный мост был поводом. Но это же не производственный роман про строительство объекта губернатором, это совсем другая история. В привязке к мосту, конечно, был элемент пиара и привлечения внимания к книге, и это, естественно, было сделано сознательно. Вообще, я не люблю маркетинговую шелуху, все эти «SMM-коучи-пиар» - бр-р, вообще мимо! Но в данном случае приурочить выход книги к запуску моста мне показалось честным. Это такой невинный инструмент продвижения.

Закладывать какие-то глубинные смыслы в реальный Борский мост я бы не стал. Но вообще само название — «Массачусец и мост» - оно же не просто так. Гном наладил мосты — между людьми, между тонким миром и этим. Это метафора. Не было бы строительства — была бы другая метафора, в конце концов, у меня много текстов в запасе лежит.

 

«Тяжело ли выпустить книгу? Да вообще нереально»

- Сколько по времени заняло написание?

- Сложно сказать. Я не писал же ее постоянно. Сначала был рассказ, потом он обрастал другим текстом... Ну где-то полгода, наверное, на это всё ушло.

- Расскажи про сбор денег на тираж. Вообще, тяжело ли выпустить книгу, собирая деньги краудфандингом?

- Давай разделим этот вопрос на два. Тяжело ли выпустить книгу? Да вообще нереально. Новому человеку пробиться через издательство, чтобы оно напечатало его за деньги издательства — вот просто нереально. Тут дело в том, что бумажные книги продаются примерно так же плохо, как компакт-диски, ведь очень многие читают исключительно в «цифре», и их всё больше. Я пытался сунуться в три федеральных издательства, издающие примерно подходящее по жанру — метафизику, беллетристику. Первое из трех, оказывается, уже закрылось, второе ответило, что издает только большие романы, а в третьем сказали, что вообще переквалифицировались чисто на методическую литературу. У них кризис там, в этой отрасли. Издавать предпочитают либо чтиво за три копейки — почитал в поезде и выкинул — либо тех, кто уже «зарекомендовал себя», ну или зарубежное переводить.

Теперь про краудфандинг. Я к сбору денег вообще отношусь настороженно. У нас в России вечно это с негативным подтекстом, связано с чем-то не вполне честным — собирают все кому ни лень, то на больных детей, то на какие-то проекты безумные, деньги эти вечно пропадают... В общем, с недоверием относился к краудфандингу я. Но оказалось, что это совершенно новая форма финансирования проекта, которая на Западе используется вовсю, люди с удовольствием проекты поддерживают. Тут в чем соль — человек не просто себе на зарплату денег берет, а продает товар заранее. Вот и Владимир Гройсман мне это объяснил — мол, ты книгу просто заранее продаешь, за несколько месяцев до выхода. Я подумал и согласился.

В таком виде краудфандинга без дружественной и лояльной аудитории никуда. И мне прямо очень радостно, что нужная сумма была собрана за 4 дня, остальные 26 краудфандинг, по-моему, вообще вхолостую шел. Ничего я на этом, понятно, не заработал, вышел в ноль — и хорошо.

- Ну и напоследок спросим - Масачусец вернется?

- Совсем недавно задавали этот вопрос уже на презентации. Кто-то сказал — если, мол, вы напишете еще одну книгу про это же самое — то это будет из пальца высосано. И я согласился. Поэтому, если и будет продолжение, то — другое. С героями из этой истории, но до сих пор не бывшими на главных ролях. Своего рода «спин-офф».

- Я тут всё про мосты думаю. Ведь нельзя сказать, что Масачусец в полной мере справился с задачей строительства моста между потусторонним и посюсторонним...

- Ну а кто сказал, что это окончание истории? 🙂

фото "Говорит Нижний" и из личного архива автора

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий